Громкий процесс над двумя операми Киевского РОВД Донецка и фармацевтом из Горловки, скрывшими факт смертельного ДТП, проходит под тихий плач родителей 22-летнего Максима Иващенко и с переносом судебных заседаний. Напомним, в ночь с 8 на 9 мая, возле поселка Пески, парень переходил дорогу и попал под колеса машины 22-летнего фармацевта Юлии Измалковой.

На месте ДТП случайно оказались донецкие опера, которые вызвались помочь девушке, погрузив пострадавшего в свое авто. Однако Максим Иващенко по пути в больницу скончался. Милиционеры не нашли другого решения, кроме как избавиться от тела, и бросили его на обочине. Свидетелями ДТП стали друзья погибшего, а родители смогли найти труп сына только спустя несколько дней. Об этом пишет Сегодня.

На слушаниях дела 29 августа экс-капитан Виталий Ворочаев (81 г.р.) и экс-лейтенант Геннадий Пархомчук (88 г.р.) отказались давать показания, сославшись на нездоровье и... присутствие прессы. Слушания не состоялись вновь — из-за отсутствия заключенных. По словам судьи Виктора Попревича, подсудимые (Ворочаев и Пархомчук. — Авт.) не прибыли из-за того, что в конвойных машинах не оказалось места, а также — болезни одного из них.

«Скоро у меня отпуск, перерыв продлевается до 4 октября», — постановил судья. Он также сообщил родственникам погибшего Максима Иващенко еще одну новость — заседание по делу Измалкиной, которое также рассматривается в Киевском райсуде, тоже отменяется — «из-за процедурных вопросов».

Наручники на Юлию Измалкову надели 30 августа, прямо в зале суда по ходатайству родственников погибшего. Девушка явно не ожидала такого решения судьи. Она заявила, что погибший переходил дорогу в неположенном месте, и она не могла избежать столкновения. Также Юлия Измалкова уверяла, что ни за что не стала бы скрывать факт ДТП, если бы не угрозы донецких милиционеров, заставивших ее молчать.

Мама Максима Иващенко уверена, что в смерти ее сына в равной степени виноваты все три фигуранта.

«Никто из этих людей даже не извинился перед нами. Никто не извинился и из руководства МВД за своих сотрудников. Если бы эта девушка из Горловки пришла бы к нам хотя бы на второй день после ДТП и сказала, где сын, то я бы ее простила. А так я лично попросила судью взять ее под стражу», — говорит Алла Иващенко.

Она также рассказала, как приезжала в Киевское РОВД, когда искала сына после ДТП. Заявление о факте ДТП и исчезновении сына у нее принимал... Геннадий Пархомчук. Лейтенант, избавившийся от тела Максима, не стал ничего говорить матери и как ни в чем ни бывало пообещал женщине, что ее информация принята к сведению. Когда Алла Иващенко увидела этого «приветливого» лейтенанта в наручниках на первом заседании суда, у женщины случилась истерика.

Виталий Ворочаев и Геннадий Пархомчук обвиняются по ч.3 ст. 364 — «Превышение служебных полномочий» (от 5 до 12 лет). Юлия Измалкова — по ч. 2 ст. 286 — «Нарушение правил ПДД, повлекшее смерть» (от 3 до 8 лет). Родители Максима уже потребовали от каждого из фигурантов ДТП по 500 тыс. грн. компенсации.