Нешуточные страсти разгораются вокруг нового громкого скандала с прослушкой телефонов. Представители компании «Интертелеком» заявили о давлении СБУ — якобы спецслужба навязывает этому оператору мобильной связи установку в ее одесском офисе оборудования для перехвата разговоров.

Однако по ходу скандала выяснилось, что требование установки оборудования для прослушки записано в украинских законах и оно есть у всех мобильных операторов. Об этом пишет Сегодня.

Один из сотрудников СБУ на условиях анонимности сообщил подробности скандала.

«Интертелеком» действительно отказался устанавливать автоматическую систему для прослушки, констатирует оперативник. — Такая система давно функционирует в других компаниях мобильной связи. «Интертелеком» едва ли не единственная компания, где ее не было. Но отказ — дело временное. Все компании связи в Украине работают на дорогостоящем оборудовании, большая часть которого ввезена полулегально. Поэтому сразу после отказа «Интертелекома» с нами сотрудничать, против него было возбуждено уголовное дело по контрабанде».

«Всем известно, что перед выходом на рынок операторы связи, как и любые предприниматели, должны получить разрешительные документы, — рассказывает источник «Сегодня» в правоохранительных органах. — Но мало кто знает о том, что в этот пакет бумаг входит и документ за подписью руководства Службы безопасности. Для чего это делается? Все очень просто. Оператор не получит подпись главы Спецслужбы, если не согласится на установку прослушки. Конечно, можно поднять шумиху в прессе. Но дело в том, что подобная практика существует в большинстве стран мира. Это один из способов обеспечения безопасности государства».

В то же время, как официально отмечают в СБУ, они действуют в соответствии со статьей 39-4 Закона «О телекоммуникациях». Именно в нем заложена обязанность операторов закупать и устанавливать оборудование для систем прослушки.

Подтвердили эту информацию и операторы. Правда, с оговоркой. Мол, мониторинг телефонных переговоров клиентов происходит на законном уровне и лишь в том случае, если у правоохранителей имеется оперативно-розыскное дело, в котором фигурирует личность данного гражданина. А так же санкция суда на прослушивание его переговоров.

«В лицензии на вид деятельности, которую получает каждый оператор, прежде чем «зайти» на рынок, прописан ряд условий, — говорит начальник отдела связей с общественностью «МТС Украина» Виктория Рубан. — В том числе оказание помощи правоохранительным органам при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий. Аналогичный пункт есть и в статье 39 Закона Украины «О телекоммуникациях». В нем говорится, что купить и установить все необходимое оборудование должен сам оператор. Подчеркну, что подобные вещи происходят лишь в рамках законодательства. У нас есть техническая возможность контролировать деятельность спецслужб в данном вопросе. Поэтому без нашего разрешения оперативники просто не смогут подключиться».

Однако получить законное разрешение на прослушку можно в отношении практически любого человека. Для этого достаточно сделать некоего гражданина фигурантом оперативно-розыскного дела. Основание для этого может быть придумано любое (например, он важный свидетель, или есть подозрение на причастность к преступлению — а если оно не подтвердится — так кто ж это проверит). Судья обычно санкционирует прослушку, соглашаясь с аргументами оперов. А сам гражданин, которого слушают, может об этом так никогда и не узнать...

Прослушкой в Службе безопасности занимается специальное подразделение.

«Сказать, что там все организовано на высочайшем уровне, нельзя, — делится экс-сотрудник СБУ. — Подразделение работает с 8 утра до 22.00 в две смены. «Объектов», как правило, слушают не в режиме он-лайн, а в записи, но кадров не хватает, и делается это часто в ускоренном темпе. Запись расшифровывается, и распечатка передается по инстанциям. Как правило, эта структура задействуется для расследования экономических преступлений, вернее, для их документирования. Но еще во времена Ющенко, который и сам публично подозревал, что его слушают, было создано автономное подразделение, ведающее политикой и политиками. То есть, сбором компромата — кто с кем общается, о чем говорит, и все это пополняет банк данных. Материалы есть практически на каждого. Поступит команда — и не надо ничего искать, сведения всегда под рукой и извлекаются в течение нескольких минут».

Иногда спецслужба отслеживает переговоры и по ключевому слову (например, по фамилии какого-то человека или названии предприятия). Специальное устройство, которое подключено к каналам мобильной связи, автоматически реагирует на ключевые слова.

Единственное, что утешает в данной ситуации, это то, что в последнее время число санкций, выдаваемых на прослушку, снизилось. В 2007 году обращений от СБУ было менее 20 тысяч, в 2008-м — уже более 25 тыс. По неофициальным же данным, количество обращений за 2009-й еще выше. По мнению сотрудников ГПУ, эта тенденция объяснялась предвыборной кампанией и активностью СБУ. «Но зато после выборов количество представлений о прослушке заметно пошло на убыль, — говорит судья одного из апелляционных судов. — За шесть месяцев прошлого года я подписал около 300 представлений на прослушку, а за такой же период нынешнего — на треть меньше. Просто многие люди в СБУ поменялись, а новые еще не вошли во вкус и проявляют осторожность».

Жертвами прослушки в Украине становились многие известные люди: чаще всего — политики. «В период так называемого «дела Колесникова» со мной случилась неприятная история. Мне надо было лететь из Донецка в Киев, я вызвала с домашнего телефона такси в аэропорт. Машину пообещали через 15 минут. А спустя две минуты раздается звонок на мобильный, который я не давала службе такси, и мне говорят: «Выходите, авто уже на месте». Я перезвонила в службу такси: там заверили, что не звонили мне, и машина будет через 15 минут. И я поняла, что прослушивается и мобильный, и домашний телефон», — говорит нардеп-регионал Елена Бондаренко, которая в тот период была пресс-секретарем Бориса Колесникова.

«Каждый политик и бизнесмен в нашей стране исходит из того, что он находится в зоне прослушивания, поэтому по телефону лишнего не говорит. Мне неоднократно рассказывали содержание моих телефонных бесед», — рассказывает нардеп-бютовец Святослав Олейник.

«Есть комплексы, которые работают, как радиоприемники — можно настроиться на любую мобилку, — объясняет нунсовец Геннадий Москаль. — Мобильный, кстати, прослушать проще, чем стационарный. Чтобы прослушать стационарный, надо, чтобы «Укртелеком» или другая компания передала параллельные сигналы на их станцию (тех, кто прослушивает. — Авт.). Кстати, меня тоже прослушивали. Когда Тиберий Дурдинец был зампредом СБУ, он завел на меня контрразведывательное дело (оно, по закону, не подлежит надзору ГПУ). На какую я разведку работал — не знаю. Вот Ренат Кузьмин — на него такое же дело открыли, он, оказывается, на израильскую работал», — смеется Москаль. «Да нет, всех 450 депутатов никто не прослушивает, — объяснил нам один из нардепов. — Это очень дорогое удовольствие, надо задействовать слишком много людей. Но, при необходимости, можно взять в разработку любого человека».
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале