Хотите услышать легенды о том, как Юрия Луценко напугала цена $500, а кум Ющенко Петр Порошенко выложил за саблю целую тысячу «зеленых»? Поезжайте в выставочные залы на Броварском проспекте (возле станции метро «Левобережная»).

Если повезет — вы сможете там увидеть некогда правую руку главы МВД Геннадия Москаля, нардепа-бютовца Сергея Власенко или замглавы АП Геннадия Васильева. А в минувшую субботу здесь прогуливался сам Виктор Ющенко. А все потому, что уже много лет каждую субботу тут собираются коллекционеры со всей Украины. Среди желающих купить раритеты встречаются и VIP-ы. Об этом пишет Сегодня.

Самый частый гость на барахолке — Виктор Ющенко. Он начал сюда ходить еще будучи главой НБУ.

«Помню, как ему люди протягивали купюры, на которых стояла его электронная подпись как главы Нацбанка, и он рядом ставил еще один автограф — уже от руки», — улыбается торговец украинской стариной Олесь.

«Но Ющенко скупает не только рушники и горшки. Мне рассказывали, как однажды он купил трость в серебре, а Порошенко саблю — она якобы около $1 тысячи стоила. Но последние 4—5 лет Порошенко тут не видно», — говорит один из коллекционеров.

«Время от времени появляется Юрий Луценко: он интересуется холодным оружием. Ходят слухи, что и Шуфрич тоже интересуется оружием, но его здесь ни разу не видели. Спикер Литвин собирает антикварные книги: как-то купил у моего соседа по истории за $20 — она издана в XIX веке, хотя некоторые книги XVII века могут стоить $2—5 тысяч. Бютовец Сергей Власенко интересуется старинными книгами по юриспруденции. А нунсовец Кирилл Куликов — перстнями и печатками. Он купил тут старинный перстень за 300 грн. Здесь, на барахолке, перстни стоят в диапазоне $10—700. Хотя я знаю историю, как одному нашему археологу предлагали $100 тыс. за перстень, который он нашел, но он отказался от денег и сдал находку в музей», — рассказал один из коллекционеров.

«А вот регионал Валерий Бондик смотрит медали и значки. У меня он как-то купил безделицу за $50. Вообще здесь бывает много знаменитостей: ходят певцы Гарик Кричевский, несколько раз видел Олега Скрипку, Виктор Павлик как-то купил у моего соседа гармошку», — говорит другой коллекционер. «А Александр Пономарев скупает старинные пианино. В основном они тут стоят порядка $1 тыс., но он, говорят, однажды приобрел инструмент за $15 тысяч», — подхватывает разговор его коллега.

Кроме того, продавцы говорят, что несколько раз видели на барахолке Геннадия Москаля, а также его тезку — Геннадия Васильева. «Он остановился у моего лотка, я спросил его, чем он интересуется, но он не ответил и ничего не купил», — говорит продавец Анатолий.

На барахолке о VIP-покупателях ходят легенды.

«Однажды мне рассказали историю, как Юрий Луценко рассматривал какой-то исторический фолиант. Спрашивает: «Сколько?». Ему отвечают: «500». Он говорит: «Смотри, сынок, недорого». Продавец уточняет: «500 долларов». Говорят, Луценко как ветром сдуло», — смеется один из коллекционеров.

«Ну, это кому как повезет. У меня были совершенно другие истории: как-то подходит один депутат, интересуется, почем статуэтка. «Сто», — отвечаю. Он достает из кармана 100 долларов и протягивает мне. Я взяла, конечно, хотя вообще-то имела в виду 100 гривен, — смеется женщина-антиквар. — У нас тут даже анекдот ходит: двое нардепов на аукционе Сотбис купили небольшую картину Пикассо за $25 тыс. И один другому говорит: «Ну, Вася, открытку мы уже купили, теперь надо выбрать подарок». Здесь порой подшучивают над богатеями: «Люди где-то слышали, что антиквариат — признак хорошего вкуса. Такую дрянь порой берут!» — говорит наша собеседница.

«Я коллекционирую медали, полковые знаки и знаки военных учебных заведений царской империи. Самые редкие в моей коллекции — два знака, Чугуевского и Одесского военных училищ. Одесское существовало даже в эмиграции до 1923—24 годов, — сказал Валерий Бондик. — Но на Левобережной я ничего интересного не находил. Хотя кое-что покупал».

«Я там тоже ничего не находил, хотя и бывал там, — говорит Геннадий Москаль. — Я коллекционирую тарелки. Самый древний из моих экспонатов — 1800 года. Дело в том, что когда-то в Австро-Венгрии и Польше производили настенные тарелки с росписью цветками, увековечивали императора Франца Иосифа, его наследника, убитого в Сараево. Несмотря на то, что прошло столько времени, роспись на тарелках до сих пор не утратила своего цвета. Сейчас такую работу уже никто не делает».