Киевский районный суд Донецка 6 сентября оставил под стражей 24-летнего фармацевта из Горловки Юлию Измалкову до вынесения приговора. Таким образом судья не удовлетворил ходатайство защиты девушки, которая в ночь с 8 на 9 мая 2010 г. на трассе в поселке Спартак сбила 22-летнего Максима Иващенко.

Судья обосновал свое решение тяжестью преступления и тем, что девушка не явилась на предварительные слушания. Об этом пишет Сегодня.

Напомним, случайными свидетелями майской аварии стали два экс-сотрудника Киевского РО Донецка — экс-капитан Виталий Ворочаев (1981 г.р.) и экс-лейтенант Геннадий Пархомчук (1988 г.р.). Донецкие опера вызвались помочь девушке, погрузив пострадавшего в авто Измалковой. Парень по пути в больницу скончался. Милиционеры избавились от тела, бросив его на обочине возле поселка Пески. Однако скрыть ДТП не удалось — через несколько дней труп Максима обнаружили местные жители. Сейчас экс-милиционеры находятся в СИЗО и обвиняются по ч. 3 ст. 364 — «Превышение служебных полномочий» (от 5 до 12 лет).

В понедельник, 6 сентября, на судебном заседании Юлия Измалкова пыталась держаться уверенно. Девушка, которую обвиняют сразу по двум статьям (ч. 2 статьи №286 «Нарушение ПДД, повлекшее смерть» (от 3 до 8 лет) и ч. 3 статьи №135 «Оставление в опасности» (от 3 до 8 лет), расплакалась только тогда, когда во время перерыва на слушании к ней подошла ее мама. Во время же заседания Юлия взглядами и мимикой пыталась подбодрить своих тяжело вздыхающих родителей. В суде она сказала всего несколько слов: «Виновной себя не признаю. Но готова заплатить то, что назначит суд (родители Максима Иващенко требуют возмещения материального и морального ущерба в 520 тыс. грн. — Авт.)».

Сказать больше Юлия Измалкова, возможно, сможет послезавтра. На очередном заседании, намеченном на 9 сентября, продолжится допрос пострадавших и самой подсудимой. Алла Иващенко, мать погибшего Максима, уже подготовила ряд вопросов к Юле, которые все это время не дают покоя убитой горем женщине. Среди них в частности: «Употребляли ли вы спиртное 8 мая?», «Почему вы не обратились в «скорую»?», «Предлагали ли вы Ворочаеву и Пархомчуку благодарность за их содействие?».

В ходе слушания в понедельник 6 сентября прокурор Вера Зурнаджи в своем обвинительном слове зачитала перечень травм, полученных Максимом Иващенко в ДТП.

Чтобы огласить весь список да еще скороговоркой, у государственного обвинителя ушло больше минуты.

Так, по данным экспертизы, парень получил, в частности, открытую черепно-мозговую травму, травму грудной клетки с переломами ребер, множественные ссадины и переломы конечностей. Тем нем менее, по результатам исследования, Максим Иващенко был жив в течение полутора часов после того, как попал под колеса авто Юлии Измалковой, и даже после того, как милиционеры решали, что же делать с телом пострадавшего.

Поэтому, по мнению обвинения, несмотря на тяжесть травм, не исключено, что молодой житель Спартака остался бы жив, если бы ему оказали первую медицинскую помощь.