Адвокат Мирославы Гонгадзе Валентина Теличенко не исключает, что убийство Георгия Гонгадзе было операцией, организованной иностранными спецслужбами. Так она прокомментировала соответствующее заявление экс-президента Леонида Кучмы.

«Это версия, которая должна быть тщательно исследована. Это та же версия, которую мы еще называем «убийство под запись». Я эту версию не отвергаю уже несколько лет. Но я пока что не увидела в материалах дела, поэтому не могу судить насколько тщательно ее изучали следователи», - подчеркнула Теличенко. Об этом пишет Сегодня.

Версия «убийство под запись» состоит в том, что после случая с избиением журналиста Алексея Подольского, записи разговоров Леонида Кучмы по этому поводу были проанализированы.

И в связи с тем, что Кучма может говорить подобные фразы, его спровоцировали сказать что-то подобное с упоминанием фамилии Гонгадзе. А после убийства журналиста его слова должны были бы восприниматься как доказательство причастности к преступлению.

«К сожалению, в 2000 году, злоупотребление властью и служебными полномочиями достигали той меры, что журналиста Подольского незаконно задержали, вывезли в лес, избили и оставили там на произвол судьбы работники правоохранительных органов по указанию министра внутренних дел. И это уже доказано в судебном порядке и не вызывает никаких сомнений», - сказала Теличенко.

«Не исключено, что такая ситуация оказалась благоприятной предпосылкой для компрометации украинского президента через убийство журналиста Георгия Гонгадзе - то, что в СМИ называют «убийство под запись», - сказала она.

Но при этом Теличенко считает, что пока не будет соответствующего решения суда, нельзя исключать и непосредственное указание на убийство журналиста с Банковой или от министра внутренних дел. Именно поэтому на сегодня, по ее словам, чрезвычайно важно исследовать записи майора Мельниченко.

Также адвокат Мирославы Гонгадзе отметила, что пока что не увидела в материалах дела прямых доказательств того, что Кравченко был единственным заказчиком этого убийства: «Но вопреки тому, что этих прямых доказательств нет, я не верю в искренность свидетельств Пукача. Я считаю, что он преступник, который заслуживает на пожизненное заключение».