Профессор Николай Корпан, который в Вене лечил Виктора Ющенко после его отравления, считает, что с самого начала следы преступления заметались. Об этом он сказал в интервью газете «Зеркало недели».

По его мнению, «у диоксинового дела с самого начала была ахиллесова пята, предопределенная одним важным обстоятельством: пострадавший от диоксинового отравления стал президентом страны». «И потому, так сказать, первые следы на свежем снегу с первых же дней начали затаптывать. Впоследствии уже невозможно было различить, где те первые следы и кому они принадлежат. Сознательно или бессознательно это делалось — вопрос к компетенции следственных органов», - сказал Корпан.

«Со временем факты, как снежный ком, обрастали версиями, домыслами, многочисленными деталями, заявлениями разных политических сил, — и таким образом было утеряно зерно правды. И чем дальше, тем больше общество отдаляется от сути дела. Поэтому диоксиновое дело остается загадкой, я бы назвал ее так — John Kennedi history number two», — отметил хирург.

По его убеждению, для раскрытия этого дела должна быть государственная воля. «Если бы такая воля была, по этому делу уже бы давно поставили точку, и общество узнало бы правду. А что мы видим? Один генпрокурор заявил, что дело об отравлении Ющенко раскрыто и скоро будет передано в суд, но при этом не сказал, на основании чего оно раскрыто. А нынешний генпрокурор ставит под сомнение сам факт отравления, также не аргументируя свое заявление», — сказал Николай Корпан. Отвечая на вопрос о том, почему в Австрии в образцах крови диоксина не нашли, профессор сказал: «Дело в том, что, несмотря на высокий уровень медицины в этой европейской стране, в Австрии нет лабораторного оборудования, на котором можно было бы проводить исследование крови или каких-то других материалов на наличие диоксина».

«И только после получения результатов анализов крови из двух зарубежных лабораторий — Нидерландов и Германии — был поставлен окончательный диагноз: отравление диоксином. А как это ядовитое вещество попало в организм Ющенко — на это должны были бы ответить следственные органы», - отметил он.