Уголовное дело 2005 года против нынешнего вице-премьер-министра Бориса Колесникова стало следствием непрофессиональности милиции. Об этом заявил народный депутат Геннадий Москаль, пишет «Украинская правда».

«Я нигде об этом не говорил, но вам расскажу. Когда пришло заявление господина Пенчука, там вспоминалось пять фамилий, и Колесников в том списке был последним. Людей грамотных в УБОЗ не было. Был один первый заместитель Хащевий. Я его позвал и говорю: «По моему мнению, есть хорошее дело. Собери людей грамотных, не из центрального аппарата, и начнем». Первым в списке Пенчука вспоминался такой себе «Миша Косой»... Следовательно, я поручаю Хащевому: «Мы начинаем с «Миши Косого». Второе – нужно найти, кто стрелял в Пенчука. И постараемся сделать или преступную организацию, или преступную группу», - рассказал Москаль.

«У МВД есть пулегильзотека, где со всех нераскрытых преступлений есть гильзы, - продолжил депутат, - пули и другое, что может идентифицировать конкретное оружие. Я позвонил руководителю центральной лаборатории. Спрашиваю: «Был обстрел Пенчука?». «Был». «Из чего?». «Из пистолета ТТ». «Где-то принимался еще этот пистолет?». «Да, в таком, таком, таком эпизоде – в целом их семь». Я приказал: «Пока мы не найдем, кто стрелял в Пенчука, никого не трогать, не проводить никакие оперативные мероприятия». Мы вышли на группу бывших и действующих работников милиции, которые на заказ совершали взрывы в Донецке, стреляли в людей. Началась оперативная разработка этой группы, мне лично докладывали... Никто и намерений не имел арестовывать господина Колесникова или других фигурантов до выяснения, за что стреляли в Пенчука», - заявил министр.

При этом Москаль отметил, что где-то через месяц дело Пенчука перехватил кто-то из других руководителей МВД. «Хотели прославиться, ко Дню независимости получить генеральские погоны», - объяснил Москаль. «Когда я обо всем этом узнал, мы собрались, и то, что насобирали, я порвал, выбросил в мусорник и сказал: «Флаг им в руки!». Чем это кончится, зная их умственный потенциал, догадаться было несложно. Тем оно и закончилось», - добавил депутат.

Он также отметил, что «на то время не прослеживался ни один из тех пяти человек, указанных в обращении Пенчука. Был состав преступления у той группы бывших работников милиции. Это дело выросло бы в бандитизм или создание преступной организации. Но к этой группе мы не добрались, она жива-здорова».

«Когда задержали Колесникова, Луценко был за рубежом, я был на месте. Прибежала пресс-служба и говорит: «Нужно срочно дать интервью, задержали Колесникова». Я еще сказал: «Нахрен он нам?» Колесникову шили вымогание. Есть неписаное правило – с одним эпизодом никто в суд не идет. Это знают все профессиональные работники милиции. Один эпизод, тем более вымогание, завтра может стать гражданско-правовым или хозяйственным спором или будет установлено отсутствие состава преступления. Прокомментировать задержание Колесникова я был должен, потому что остался на хозяйстве в МВД. Но больше к этому отношения не имел. Хотя если посчитать то, что наговорил на меня господин Колесников, то наберется 3-4 тома его откровений, всякой гадости по типу «Москаль будет сидеть на нарах». Я ни на одно из них не отвечал, не реагировал, придет время, господин Колесников сам во всем должен разобраться, что и как было», - сказал Москаль.