Представители Партии регионов обвиняют экс-премьер-министра Украины Юлию Тимошенко в подделке «документов государственной важности», передает ЛІГАБізнесІнформ.

Об этом сказано в заявлении пресс-службы Партии регионов: "В чем обвиняют и за что судят Тимошенко?".

«В момент изготовления фальшивки экс-премьер-министр уже знала, что правительство Украины отказалось поддержать содержание написанных ею директив», - в частности, говорится тексте документа. В правящей партии заявляют, что «по указанию Тимошенко поддельный документ под названием «Директивы» был изготовлен, подписан ею лично и на него была поставлена печать Кабинета министров Украины».

Полный текст заявления

Отдельные политики в Украине и за рубежом призывают украинскую власть прекратить судебный процесс против экс-премьер-министра Юлии Тимошенко, усматривают в нем политические мотивы. А некоторые апологеты и вовсе представляют бывшую главу правительства как борца с коррупцией и образчик демократии.

Так ли это? И как можно навести правовой порядок в стране, если призывать исполнительную власть вмешиваться в дела власти судебной? Почему эти политики боятся установления истины в гласном, открытом судебном процессе? И есть ли основания прекратить законный судебный процесс?

Ответ - нет, если руководствоваться интересами народа и принципом верховенства права, неотвратимости правовой оценки за деяния, наносящие ущерб Украине.

Дело здесь вовсе не во власти, а в правосудии.

Тимошенко судят за то, что она в 2009 году подделала документы государственной важности - директивы Кабинета министров Украины на ведение переговоров с российской стороной и заключение контракта на поставку и транзит газа из Российской Федерации. Именно в этих директивах правительство, ответственное перед народом, определяет: на какую цену газа Украина может согласиться, на какую цену за транзит газа по своей территории согласна, какие объемы газа планирует потреблять и так далее.

В момент изготовления фальшивки экс-премьер-министр уже знала, что правительство Украины отказалось поддержать содержание написанных ею директив, потому что условия поставки и транзита газа, определенные в них, крайне невыгодны и дискриминационны для Украины.

Тем не менее, по указанию Тимошенко поддельный документ под названием «Директивы» был изготовлен, подписан ею лично и на него была поставлена печать Кабинета министров Украины.

Используя эту подделку, Тимошенко заставила руководителей "Нефтегаза Украины" подписать соглашение, предусматривающее резкое, необоснованное повышение цены на газ с 2010 года и кабальные условия, на 10 лет лишающие Украину возможности расторгнуть соглашение.

Реализация этого соглашения привела к повышению тарифов на услуги ЖКХ для всех граждан Украины, росту цен на промышленные товары и продукты питания, к убыточности и остановке работы целых отраслей промышленности, потере тысячами людей заработка. Экономика Украины и государственный бюджет понесли многомиллиардные убытки.

Это бесспорные факты, отрицать которые не в состоянии и сама Юлия Тимошенко.

Объективно изучить факты и дать правовую оценку деяниям экс-премьер-министра, которые привели к тяжким для страны последствиям, может только суд.

А иные, кроме судебных, выводы и оценки являются как раз политически мотивированными.

В то же время только суд вправе принимать все необходимые по закону меры для установления истины, включая изменение меры пресечения против обвиняемой, которая затягивает процесс, препятствует рассмотрению дела по сути, цинично оскорбляет суд и свидетелей.

В любой демократической стране препятствия, чинимые правосудию, от кого бы они ни исходили, рассматриваются как тяжкое деяние.

Хочется спросить тех европейских политиков, которые озаботились арестом Тимошенко: а как в ваших странах суд поступил бы по отношению к обвиняемой, которая угрожает судье и свидетелям, проявляет вызывающее неуважение к суду? Наверняка суд принял бы адекватные меры.

А теперь несколько замечаний относительно попыток представить Юлию Тимошенко борцом с коррупцией и защитницей демократии.

Заведомо невыгодные для одной из сторон условия соглашения по определению несут в себе коррупционные риски. Тем более, что вполне определенная репутация у обвиняемой есть: достаточно вспомнить решение американского суда по делу бывшего подельника Тимошенко Павла Лазаренко, в котором госпожа Тимошенко прямо названа сообщницей коррупционера. Можно также вспомнить приговоры российских судов по коррупции в Министерстве обороны РФ в связи с деятельностью компании Тимошенко «ЕЭСУ», и многочисленные коррупционные скандалы, связанные с правительством Тимошенко - например, закупку препарата против гриппа через цепочку посредников по завышенным ценам или непригодных автомобилей «скорой помощи».

О какой защите демократии можно говорить, если условия газового контракта, заключенного в Москве, были засекречены не только от оппозиции, но и от действовавшего тогда президента и парламента страны? Условия этого контракта стали известны обществу только после того, как правительство Тимошенко было отправлено в отставку. О какой демократии можно говорить, если глава правительства Юлия Тимошенко на заседании Кабмина 12 августа 2009 года поучала министров: «Шановні друзі! Якщо би ми бездоганно, слово в слово виконували закон, ми взагалі нікуди б не рушили».

При таких обстоятельствах все общество заинтересовано в независимом правосудии, общество имеет право требовать объективного суда.

И потому никто - ни политики, ни средства массовой информации, ни различные организации, - не имеют права оказывать давление на суд.

Напомним, суд над Тимошенко начался в июне 2011 года. Изначально мерой пресечения была назначена подписка о невыезде. На арест ее сменили 5 августа - формально из-за ее постоянного демонстративного неуважения к суду. 8 августа судья Печерского районного суда Киева Родион Киреев, председательствующий по «газовому делу», трижды отказался изменить Тимошенко меру пресечения.