Изъятие из учебников по истории информации о Крутах, Голодоморе и УПА является недопустимым. Об этом в интервью газете «День» заявила зав. кафедрой истории Киево-Могилянской академии, доктор наук Наталия Яковенко.

«Это возмутительный эпизод, как и все, что связано с правлением министра образования Табачника», - считает ученый.

По ее мнению, история, преподаваемая для старшеклассников, должна отличаться от той, которую можно рассказывать в детском саду. «Люди в старших классах, 16-17-летние юноши уже полностью способны перенести без психологических травм тяжелые страницы истории. О тяжелых страницах истории нужно рассказать в учебниках, это понятно. Другое дело — дискуссия, дело редакционного представления. Потому что об одном и том же можно рассказать так, что сразу захочется схватить пистолет и идти убивать всех несогласных, а можно просто рассказать, как было», - отметила она.

Как считает Яковенко, замечания некоторых западных политиков о зацикленности украинцев на вопросах истории не отражают подлинной картины. Потому что политики имеют дело со специфическими собеседниками с украинской стороны, для которых спекуляция на вопросах истории – это едва ли не не профессия и «которые в дебатах и дискуссиях на этом педалируют, добывают какие-то определенные очки и тому подобное».

Для эксперта важным является то, чтобы история преподавалась не через скандалы, а благодаря передаче определенной суммы знаний для разных возрастных групп школьников. «Может, следует сепарировать определенные кровавые и непривлекательные страницы, потому что они еще дети (психологи могут подсказать), потому что всякая история обычно — это очень кровавая, неприятная вещь. Психолог может сказать, сколько ребенок в таком-то возрасте может «съесть» негативной информации, сколько — позитивной, и должна, конечно, преобладать позитивная информация. Взрослый 17-18-летний человек должен все это знать. Другое дело, как преподнести: как сугубо национальные страдания и терпение или же как часть того, через что прошли все народы Европы и европейские сообщества в определенный период, поскольку речь идет о так называемом кровавом столетии», - отметила Яковенко.

Историк тут же привела конкретный пример. «Если мы говорим, предположим, об ОУН, то не можем говорить об ОУН как о рыцарях в белой одежде. Мы должны рассказать, что методом деятельности ОУН был терроризм, жертвами террора нередко становились люди, которые не всегда были в чем-то виноваты, и тому подобное. Но вместе с тем мы должны это повествование вложить в определенный контекст, то есть сказать, что в период между Первой и Второй мировыми войнами такой способ мышления был присущ людям в очень многих странах Европы в принципе; что тенденция решать проблемы посредством террора и тоталитарных практик — это следствие Первой мировой войны, которая положила конец благополучному ХІХ веку, полностью разрушила иллюзии о том, что можно добиться сплошной «розовой благодати» на территории всей Европы; что мы идем к прогрессу, и дальше все будет замечательно, и все будут только любить друг друга и думать только о том, как все упорядочить. А потом наступил период — два десятилетия, может, чуть больше — горького похмелья, которое породило склонность к радикальному решению всех вопросов, к радикальному заострению национальных противоречий, к появлению идеологий тоталитарного типа — таких, как нацизм, фашизм, интегральный национализм. Обо всем об этом нужно рассказать, но так, чтобы это не выглядело как наше специальное особенное зверство, как сплошной мартиролог», - заявила она.

«То же касается массовых переселений. Такие переселения были везде. Это климат, дух кошмарного века. Создавая представление об этом кошмарном веке, можно рассказать все что угодно — и такие вещи тоже. Нужно знать, какие беды перенес народ, чтобы не оказаться в смешной ситуации, подобно одному польскому то ли историку, то ли философу (не помню, кому именно принадлежит шутка, возможно, Лешеку Кулаковскому), который сказал: «История моего народа переполнена трагическими страницами — Боже, не допусти, чтобы мой народ от этого возгордился». Конечно же, материал этот должен подаваться. Просто информацию, напряженно патриотико-героическую, нужно подавать дозированно, ее нельзя подавать слишком часто и слишком насыщенно, иначе все заканчивается школьным стихоплетством, анекдотами, и тогда конец всякому патриотизму», - констатировала Яковенко.