Болезнь ног не позволила родителю удержать дочь-девятиклассницу от рокового прыжка из окна многоэтажного дома на юго-западе Москвы.

Сергей Иванович, папа Маргариты К., которая в четверг вечером выбросилась из окна 13-го этажа дома на проспекте Вернадского, мог в последний момент остановить дочку и спасти ей жизнь, - передают Лайф. ньюс.

- Рита находилась всего в паре метров от меня, - рассказал он. - Но я не смог дотянуться до нее, только крикнул: «Рита, ты что?», когда она уже на подоконник наступила и даже не обернулась...

По словам убитого горем отца, он мало что знал о дочери в последнее время.

- Рита больше с мамой общалась, со мной меньше, потому что мы с мамой развелись, и я не мог вмешиваться особо в эти дела, - продолжает Сергей Иванович. - Я болен диабетом, болезнь ударила по ногам, стал инвалидом 3-й группы, не работаю. Ну и как бы они от меня отстранились, со мной мало общались. Даже дочка со мной общалась постольку-поскольку: «Я пошла», «Я вернулась» и так далее. Мы вместе все жили, просто так сложились обстоятельства...

Ничего особенного в поведении дочери Сергей Иванович выделить не может.

- Рита ходила поздно в школу, ко второму, третьему уроку. Подружки у нее такие же были, которые тоже прогуливали школу. Она с компьютером подолгу засиживалась, до 3 или до 4 часов. Я много раз говорил об этом ее матери, но ничего не менялось в этом плане. Они с мамой собирались уехать жить за границу. Бабушка была готова помочь им в этом.

- Были у Риты хорошие две подружки, на ее день рождения приходили, - Айгуль и Света, помогали ей и общались много. И были еще две другие подруги, обе Саши, по-моему. Они вот не очень, на мой взгляд, нехорошие. Были у них какие-то разногласия, а по этому поводу и слезы. Я и маме сколько раз об этом говорил, не знаю, как они разрешали эти вопросы.

Перед самым смертельным прыжком Рита вернулась из школы в подавленном настроении.



- Она подошла ко мне и неожиданно сказала : «Пап, прости!», - сокрушается Сергей Иванович. - Я даже не понял сначала ничего. Перед этим Рита дверью хлопала, и я ей сказал: «Рит, не шуми! Соседей на уши поднимешь». Думал, мало ли, может, из-за этого. Как-то не придал значения, собирался выходить на улицу, чтобы с машиной повозиться. Сейчас понимаю, что видел ее живой в последний раз. Может, поговорить с ней нужно было... Может, что-нибудь изменил бы в ее решении...