"Мне кажется, что учебники, одобренные Министерством образования, в любой стране нормальное явление. Нормально, если этих учебников несколько, как это и у нас сейчас происходит". Так директор Института стран СНГ Константин Затулин прокомментировал изданию Новости Украины – From-UA информацию о том, что Министерство образования направило львовским чиновникам приказ использовать только учебники, согласованные с министерством.

"Прежде всего, хочу отметить, что наряду с государственной системой образования, как я понимаю, в отличие от СССР, на Украине существует и частная система, - продолжил эксперт. - Очевидно, что темы, которые обсуждаются в обществе, неминуемо будут обсуждаться и в образовательной среде, в среде студентов, преподавателей и т.д. При этом надо понимать, что если речь идет о бюджетном финансировании, то существует, как правило, несколько допущенных, сертифицированных учебников. Если на Украине такой подход, то в нем я не вижу ничего предосудительного. Есть масса научно-популярной литературы, есть оригинальные курсы, в рамках которых преподаватель рассказывает расходящуюся с учебником точку зрения. Это было и в советские годы. Нельзя считать, что в СССР не было альтернативной истории. Споры среди историков шли, правда, диапазон этих альтернатив был существенно меньше. Те альтернативы, которые были рождены перестройкой и распадом ССР, конечно, могут кого-то радовать своим масштабом, но лично меня они не увлекают.


У нас существовало несколько десятков учебников на один и тот же период. В учебниках, которые были написаны при содействии Фонда Сороса, содержались положения вроде того, что Пеньковский, который казнен за измену родине за выдачу ядерных секретов, так же, как и Розенберги были казнены в США за то же самое, представлялся в этих учебниках патриотом. Невозможно воспитать законопослушного патриота своей страны, если будешь рассказывать, что человек, который продавал секреты своей страны иностранным государствам, является патриотом и примером для подрастающего поколения. На Украине вопросы обострены в силу регионализации, в силу того, что есть ряд тем, которые не воспринимаются на западе Украины, и те, которые не воспринимаются на востоке.

То, что хорошо в курсе истории для одних, может быть плохо для других. История ОУН-УПА, трактовка голода 30-х годов как геноцида (что вошло в закон, принятый ВР), безусловно, в историческом кругу вещей более чем спорны. У нас на это своя точка зрения. Я понимаю, что украинская точка зрения может от нее отличаться. Вероятно, в Министерстве образования Украины педалирование этих тем в том стиле, в котором это было принято во времена Ющенко, достигает обратного результата. Регионалы же поставили перед собой цель объединять Украину, а эти темы раскалывают. По крайней мере, восток и юг Украины не воспринимают такую трактовку истории. Но у меня вызывает мало беспокойства то, что во Львовской или в другой западной области Украины в результате всего этого тут же равняются на новую версию истории и тут же забудут про эти темы. Они выносят решения на уровне областного совета о запрете на их территории действия украинских законов, например, о принципах языковой политики, и как-то не очень беспокоятся по поводу реакции, которая бы наступила в любом государстве относительно запрета в одной из областей общегосударственных законов".


"Поэтому, конечно, хочется пролить слезы над несчастной судьбой людей, проживающих на Западной Украине, которые лишены возможности и дальше рассказывать о том, что голодомор был геноцидом украинского народа — на той самой Западной Украине, которая никакого отношения к голодомору и голоду вообще не имела, ибо была в составе другого государства. Но я думаю, что они найдут возможность, несмотря на все эти циркуляры, продолжать свою прежнюю историческую практику", - подытожил Константин Затулин.

С мнением других экспертов вы можете ознакомиться ЗДЕСЬ
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале