Политика Германии по отношению к России пережила глубокий сдвиг с начала украинского кризиса. Берлин перешел от давнего видения России как страны, для которой следует держать двери открытыми, к восприятию ее как государства с великодержавными амбициями, которому необходимо противостоять. Об этом пишет в The Moscow Times Джон Лаф, эксперт по России Королевского института международных отношений Chatham House в Лондоне, передает Инопресса.

«Десять лет назад германские дипломаты могли похвастаться лучшими за прошедшие 100 лет отношениями с Россией, - вспоминает автор. - С их точки зрения, говорящий по-немецки президент России, питающий привязанность к Германии, давал возможность укрепить отношения и добиться в долгосрочной перспективе вхождения России в Европу».

«Знаком того, что наступили новые времена, стало устойчивое совпадение позиций канцлера ФРГ Ангелы Меркель и министра иностранных дел Вальтера Штайнмайера по ответу Германии на украинский кризис, - пишет эксперт. - В правительстве существует консенсус относительно того, что усилия Берлина по достижению «партнерства для модернизации» с Россией больше не могут являться целью, так как российское руководство не разделяет этого видения».

«Выступая на полях недавнего саммита G-20 в Брисбене после нескольких часов переговоров с Путиным (по сообщениям, безрезультатных), Меркель прибегла к самому жесткому языку за все это время, чтобы осудить поведение России на Украине, - напоминает автор. - Она призвала «не допустить, чтобы торжествовало устаревшее мышление категориями сфер влияния и попирания международного права».

«Визит министра иностранных дел Штайнмайера в Киев и Москву на прошлой неделе не принес результатов, - продолжает Лаф. - Он заявил, что, хотя он верит словам России, что она не хочет разрушить единство Украины, «реальность говорит о другом».

Эти слова министра, по мнению эксперта, стали «явным признанием того, что события взяли верх над мантрой Берлина касательно необходимости исполнения Россией и Украиной условий минского соглашения, согласованного в сентябре, чтобы нейтрализовать конфликт на юго-востоке Украины».

«Без недавно обретенной принципиальной позиции Берлина относительно действий России на Украине Евросоюз никогда бы не смог ввести секторальные санкции против Москвы. Испытанием германского лидерства в реакции ЕС на кризис будут дополнительные меры, на которые оно решится, если переговоры с российской стороной будут столь же непродуктивными, как все последние месяцы», - подытоживает Лаф.