Эксклюзивное интервью королевы поп-сцены Мадонны для ток-шоу Джонатана Росса может выставить исполнительницу в дурном свете. Беседа телеведущего и певица проходила в дружеской атмосфере.

Кроме общих вопросов, журналист не мог не задать и личные, на которые, к удивлению многих, Мадонна достаточно открыто отвечала. Об этом пишет starslife.

Так, Росс поинтересовался о содержании песни под названием Devil Pray, которую исполняет артистка. Ведущий отметил, что в тексте прямо или косвенно говорится о наркотиках и их действиях.

«Там перечисляются наркотические вещества… Это то, что вы употребляли?» — спросил Джонатан.

«Я не большой фанат наркотиков. Они мне просто не подходят, - двусмысленно ответила певица. – Много, много, много лет назад я пробовала, но мне не понравилось. Наркотики произвели на меня совершенно не то действие, и я захотела побыстрее вывести их из организма. И тогда я решила с этим завязать».

Джонатан решил поинтересоваться, обсуждала ли Мадонна вопросы употребления наркотиков со своими детьми – 18-летней Лурдес, 14-летним Рокко, девятилетними Мерси и Дэвидом.

«Я говорила о наркотиках с Лурдес. Я просила ее принимать мудрые решения. Я сказала ей, если она решит попробовать что-то запрещенное, пусть это будет в умеренном количестве. Также я ей посоветовала не смешивать наркотики и алкоголь», — разоткровенничалась певица.

Конечно, заявления Мадонны далеки от понятий «правильное воспитание» и «идеальная мама» в классическом понимании, но свои советы дочери певица объясняет так: «Я не собираюсь говорить своему ребенку: «Нет, не делай этого. Я запрещаю». Я считаю такие действия абсолютно абсурдными и не справедливыми. Путь лучше попробует и поймет, что это совершенно не то, что ей нужно».

Кстати, Мадонна утверждает, что ее дочь – ее лучший критик. «Если Лурдес где-то поблизости, когда я готовлюсь к какому-то мероприятию, она обязательно прокомментирует мой наряд. Чаще всего она говорит, что в таком виде появиться на публике я не могу», — утверждает Мадж.

Также певица признается, что ее старшая дочь была первой, кто раскритиковал ее обнаженную попу на церемонии Grammy: «Она прислала мне это фото со словами: «Мама, серьезно?». Это было неловко».