С началом строительства Россией моста через Керченский пролив не последовало никакой реакции со стороны Украины. Как пишет в статье на ZN.UA Валентина Самар, в данной истории отговорка, что Крым наглым образом был аннексирован РФ, и мы вместе со всем международным сообществом ничего с агрессором поделать не можем, не проходит.

«Потому что и после аннексии Крыма воды Керченского пролива (как и Азовского моря) являются внутренними водами Украины и Российской Федерации. Этот правовой статус пролива закреплен все еще действующим Договором между Украиной и РФ о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, подписанным, к слову, под «тузлинским» давлением России 24 декабря 2003 года (ратифицирован законом Украины от 20 апреля 2004 г. №1682-ІV)», - пишет автор. Об этом пишет ZN.UA.

Крым, исходя из нынешнего законодательства РФ, «вошел» в состав России — но не Керченский пролив. Он по-прежнему — общее для использования водное пространство, где односторонние действия невозможны, а все вопросы использования акватории пролива должны осуществляться по соглашению между сторонами.

И несмотря на уверения президента Петра Порошенко, что бороться на крымском фронте Украина сегодня может только дипломатическими и юридическими методами, в ответ на начало строительства моста со стороны Украины не последовало даже квелого заявления МИД.

Не говоря уже о введении экономических санкций и подготовке иска в суд в ответ на наглое нарушение международного права. Как известно, морские суда, проходящие через Керченский пролив, оплачивали канальный сбор Керченскому морскому торговому порту.

«Это обязательный платеж (сбор), взимаемый с торговых судов за пользование транзитными и подходными к портам каналами; разновидность портового сбора. Уплачивается при каждом прохождении канала в один конец, — напоминает Андрей Клименко, глава Наблюдательного совета фонда «Майдан иностранных дел». — Это многие сотни судов в год и миллионы долларов денежных средств. В настоящее время канальный сбор фактически уплачивается судами многих стран не в бюджет Украины, а в бюджет государства-оккупанта.

В том числе, это касается морских судов, направляющихся в(из) украинские порты на Азовском море — Бердянск и Мариуполь. Из поля зрения государства напрочь исчезло также использование рейдовых причалов (стоянок) — районов акватории Керченского пролива, на которых ведется рейдовая перевалка нефтепродуктов и сыпучих грузов. Плата за это также поступает в Керченский морской торговый порт».

Напомним, что на этот порт распространяются санкции Европейского Союза в связи с его незаконной экспроприацией оккупантами. Таким образом, считает эксперт, весь этот комплекс проблем — Керченский мост, статус Керченского пролива и Азовского моря — должны стать предметом серьезной дипломатической и правовой работы МИД и Министерства юстиции Украины.

«Конечная цель этой работы абсолютно понятна — сделать невозможным наглое использование Россией (как государством-агрессором и оккупантом) территориальных вод Украины и получить компенсацию различных видов ущерба: как финансового, так и экологического», — говорит А.Клименко.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале