«Он обещает вернуть своей стране утраченное величие, не предлагая конкретного плана. Он употребляет грубые, вульгарные выражения и благодаря этому похож на обычного парня, хотя и является миллиардером. Он нарциссист, жаждущий внимания прессы. И, несмотря на все свои очевидные недостатки, он очень популярен. О ком я говорю?» - такую загадку предлагает читателям The Washington Post журналист Дэвид Игнатиус, передает Инопресса.

«Конечно, о российском президенте Владимире Путине, - сообщает он в следующем абзаце. - Однако сходство с одним американским политиком, известным как «Этот Дональд», бросается в глаза».

«Привлекательность таких политиков отчасти объясняется их дерзкой самоуверенностью. Они не вдаются в скучные подробности национального возрождения, а просто провозглашают, что ему – быть», - отмечает Игнатиус.

«Трамп предается саморекламе более откровенно, чем Путин - с тщеславием и фанфаронством, которое смутило бы русского человека (да и почти любого, на самом деле). Веб-сайт Трампа именует его «образцом американской истории успеха», умалчивая о банкротстве четырех принадлежавших ему компаний.

Кажется, ему нравится, когда комментаторы высмеивают его как неотесанное быдло и демагога, недооценивая убедительность его посылов. Его грубые реплики нравятся народу, уставшему от политического лицемерия», - говорится в статье.

«Удивительно, как много Трамп привлек последователей. Он - Рейган без рейганизма, ведущий кампанию, в которой почти нет идей. Американцы и раньше флиртовали с демагогами, от отца Чарльза Коглина (американский религиозный деятель, популярный радиопроповедник. - Прим. ред.) в 1930-х до сенатора Джозефа Маккарти в 1950-х. Однако образ агрессивного деспота - путинский стиль - здесь обычно не работает. Это лето стало исключением, однако история наводит на мысль, что оно не будет долговечным», - отмечает Игнатиус.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале