Подход к Дебальцево для российский войск открыл 40-й батальон.

Об этом рассказал начальник Генштаба Виктор Муженко в интервью изданию Зеркало недели.

"40-й батальон открыл проход к Дебальцево. Это факт. 107 бойцов сдались в плен, и ровно через трое суток были нам переданы противоположной стороной, по их инициативе, без всяких условий. Это тоже факт", - сказал он.

По словам Муженко, после того как 40-й батальон открыл для противника два опорных пункта, возникла необходимость закрыть участок фронта шириной более 2 км, и это сделали 23 бойца 95-й бригады, удерживавшие эти позиции, когда диверсионные группы противника уже были в самом Дебальцево.

"Сводный отряд бойцов 95-й бригады общим количеством около 70 человек и отряд, сформированный на базе 1-го аэромобильного батальона 79-й бригады - это, по сути, крайние резервы, на которые мы могли рассчитывать. Это все, что было", - сказал он.

Муженко также добавил, что снять кого-то и перебросить под Дебальцево не было возможности, потому что сохранялась потенциальная опасность активных действий на других направлениях.

Начальник Генштаба также не скрывает, что не все принятые решения относительно Донецкого аэропорта были правильными.

«Возможно, не все в Донецком аэропорту происходило правильно. Были проблемы. Проблемы, скажем так, с психологической готовностью части личного состава. Проблемы с системой распознавания. Главное, мы действительно не смогли, к сожалению, там эвакуировать крайних защитников», - рассказал Муженко.

Отвечая на вопрос, что бы он изменил, если бы была возможность вернуться назад, Муженко подчеркнул, что оставлять аэропорт преждевременно было нельзя.

«Принимая решения, ты берешь на себя ответственность, понимаешь, что будешь отвечать за них. Эти решения фиксируются, никто от них не отказывается. Можно анализировать, что именно было сделано так или иначе. Но. Преждевременно оставить ДАП мы не могли, это однозначно. Мы должны были удерживать аэропорт как стратегический объект. И как символ во имя тех, кто там погиб. Как символ мужества», - подчеркнул Муженко.

Муженко пояснил, почему после неудачных попыток деблокады силы АТО не оставили Донецкий аэропорт

«Отошли бы от аэропорта, появилась бы угроза Авдеевке. А если бы мы, не дай Бог, оставили Авдеевку, потеряв коксохимический комбинат, то Мариуполь фактически превратился бы в город безработных. Что создало бы там сильную социальную напряженность, дестабилизировало обстановку», - пояснил он.

На уточняющий вопрос относительно того, что аэропорт все-таки был оставлен, начальник Генштаба подчеркнул, что к этому моменту противник уже понес серьезные потери.

«Да, от аэропорта отошли, но обескровив противника. Он понес серьезные потери. Мы лишили его потенциала для ведения дальнейших активных наступательных действий. А его планы распространялись намного глубже, учитывая информацию, полученную нами. Планировалось окружение нашей группировки с замыканием в районе Очеретяного. Но благодаря мужеству наших бойцов и жесткому удержанию занятых рубежей и позиций противник дальше не пошел. Мы оставили узкую полоску земли в полтора километра, отойдя к нашим опорным пунктам», - пояснил Муженко.

Он также отметил, что если бы боевики прорвали оборону сил АТО при наступлении на Марьинку в ночь на 3 июня, то смогли бы отодвинуть линию столкновения на 30-40 километров.

«Удачное противодействие в районе Марьинки было очень важным, поскольку противник рассматривал вариант продвижения вперед. При успешности наступательных действий они собирались этот успех развить… Возможный успех противника дал бы ему возможность отодвинуть линию столкновения на 30-40 километров, уменьшив угрозу обстрелов района Донецкого аэропорта, окрестностей Донецка», – сказал Виктор Муженко.

По его словам, у Генштаба была информация, что тогда в составе второго эшелона, в стадии готовности к выдвижению, были четыре российских батальонных тактических группы. «А значит, действительно создавалась угроза Авдеевке. Но атака на Марьинку была успешно отражена, и эту угрозу мы устранили. Хотя потенциальная угроза Авдеевке существует до сих пор», – отметил генерал-полковник.

Он подчеркнул, что успех на авдеевском направлении обеспечил бы противнику возможность создать плацдарм для дальнейших наступательных действий.

«На сегодня мы предполагаем различные варианты развития ситуации. И в зависимости от этого существуют соответствующие оперативные планы адекватного реагирования на смену обстановки на каждом направлении», – заверил начальник Генштаба.

Что касается позиций в поселке Широкино Донецкой области, то Виктор Муженко отметил, что они с военной точки зрения, не играют никакого значения.

"По поводу Широкино. С военной точки зрения этот объект никакой роли не играет. Возможная демилитаризация Широкино приобретает определенный резонанс только потому, что зимнее наступление на этот населенный пункт было больше пиар-акцией, чем военной операцией. Нам это создало больше проблем, чем позитива. И мы их до сих пор не можем решить", - заявил Муженко.

"О Широкино почему-то знает весь мир, хотя военной ценности оно не имеет. Потому что есть линия обороны на высотах за Широкино, и контроль за этими высотами позволяет нам успешно реагировать на угрозы Мариуполю. Это и моя личная точка зрения, и реальная оценка обстановки в секторе "М" в районе Мариуполя", - сказал он.

Комментируя ротацию бойцов Азова на бригаду морской пехоты в районе Широкино, Муженко отметил следующее: "Бригада морской пехоты, которая находится в секторе "М", развернута до численности, необходимой для выполнения возложенных на нее задач. Она обеспечена тяжелым вооружением, артиллерией, танками, чего не было в полку Азов".

"Численность подразделений, дислоцирующихся в секторе "М" на том участке, где мы поменяли полк Азов, больше, чем была до этого. Из тех, кто там выполняет задачу, боевой опыт имеют приблизительно 30% от общей численности. Речь идет о достаточном опыте, потому что подразделения морской пехоты принимали участие в выполнении задач в секторе "М" с осени прошлого года. Остальной личный состав приобретает его сейчас", - подчеркнул начальник Генштаба.

Также Виктор Муженко заявил, что для того, чтобы оценить обстановку в зоне АТО, целесообразность или нецелесообразность принятия командованием тех или иных решений, надо быть в то время, в том месте, в тех обстоятельствах, конкретно видеть ситуацию своими глазами.

"Это один из основных принципов военного искусства. Только так можно понять логику тех решений. Это касается не только Иловайска. Что же касается ошибок - это вопрос риторический. О целесообразности тех или иных принятых решений можно вести разговор. Ответственности я не боюсь, я ее на себя взял тогда, когда отдал приказ уничтожить группировку террористов в Донецком аэропорту. Это была моя ответственность, мое решение, и оно положило успешное начало АТО", - заявил он.

Муженко напомнил: после того как террористы в мае 2014-го зашли в новый терминал, он поднял вопрос о разрешении на применение оружия. "Получил его после, скажем так, длительного общения. Не нашлось тех, кто мог бы взять на себя ответственность, хотя должностными обязанностями некоторых это было предусмотрено. 26 мая мы поставили террористам ультиматум, требуя покинуть территорию аэропорта. Они его не выполнили", - отметил начальник Генштаба.

"Тогда пара штурмовиков нанесли удар по аэропорту. После этого в Российской Федерации против генерала Муженко было возбуждено уголовное дело. Я несу ответственность за все решения, которые принимал. В том числе за те, которые приводили к потерям. Я чувствую свою ответственность и, возможно, часть своей вины за гибель каждого военнослужащего. Поверьте. Непросто принимать решения, когда ты понимаешь, что за ними могут стоять потери, если ты знаешь, что тебя могут обвинить во всех промахах, во всех грехах, твоих и не твоих. Такова специфика военной службы. Такова специфика военного ремесла", - сказал Муженко.

По его словам, людей, способных принимать решения, "не так много, как хотелось бы", и именно "в них направлены стрелы критики".

"У нас очень мало военных, - продолжил начальник Генштаба, - способных объективно оценивать ситуацию, генерировать идеи, реализовывать их. У нас все ждут, что будет с Муженко, снимут - не снимут. Сдали блокпост - это Муженко виноват, хотя там есть ротный, взводный, комбат. Я ответственности не боюсь. У нас нет проблем с инициативой и ответственностью командира взвода, роты, батальона, бригады. У нас есть трудности с этим в средних и высших звеньях: от оперативного управления до Генерального штаба".

"Поэтому мы и поднимаем теперь по служебной лестнице тех, кто способен брать на себя инициативу и брать на себя ответственность. Командиров бригад мы заменили практически всех. В скором времени заменим тех, кого не заменили. Будут новые командиры бригад. Будут новые комбаты из числа бывших командиров рот. Получат повышение те бывшие командиры бригад, которые способны принимать решения, нести за них ответственность", - отметил Муженко.

Напомним, силы АТО удерживали позиции в ДАП 242 дня. По данным командира 93-й механизированной бригады, за время боев за донецкий аэропорт горячую точку прошли около 1 тыс. бойцов. Аэропорт пал 21 января, после чего украинские военнослужащие удерживают линию обороны в окружающих населенных пунктах.

Вчера, 27 августа, под Дебальцево перебросили роту боевиков на танках.

Кроме того, за последние сутки в зоне АТО погибли два украинских воина, трое получили ранения.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале