Владимир Путин хочет, чтобы Сирия знала, что у нее все еще есть друг в лице России. Об этом пишут заместитель директора Программы России и Евразии (Center for Strategic and International Studies, Вашингтон) Джеффри Мэнкофф и директор Программы ближневосточных исследований (Center for the National Interest, Вашингтон) Эндрю Боуэн в статье для Foreign Policy, передает Инопресса.

В качестве подтверждения авторы перечисляют многочисленные вооружения и военные силы, посланные Россией в Сирию, и создание военной базы в районе Латакии.

Несмотря на серьезное усиление военной помощи Дамаску, российские правительственные чиновники и аналитики в Москве в беседах в последние несколько дней говорят, что Кремль не планирует масштабное военное наступление в Сирии, пишут авторы. «Москва также не планирует направлять сухопутные войска в Дамаск, чтобы укрепить ряды армии Асада», - говорится в статье.

Судя по разговорам с чиновниками и экспертами в Москве, российское военное присутствие имеет несколько целей, сообщают авторы. Во-первых, Москва намеревается поддержать находящуюся в тяжелом положении сирийскую армию в течение ближайших месяцев, чтобы гарантировать ее боеспособность.

«Усилив помощь Асаду и собственное военное присутствие, Россия может выиграть для него время, чтобы облегчить переговоры по политическому урегулированию с учетом интересов Москвы, а именно: стратегический опорный пункт в Средиземноморье и влияние внутри Сирии и в регионе в целом, что предотвратит дальнейшее превращение государства в гнездовье терроризма», - пишут Мэнкофф и Боуэн.

«Второй целью размещения российских сил является утверждение позиции Москвы как политической силы, с которой придется считаться противоборствующим группам в Сирии и в регионе, включая обширную коалицию под руководством США, сражающуюся против «Исламского государства» (запрещенного в РФ. - Прим. ред.).

Внутри Сирии российская военная помощь будет способствовать укреплению позиций Асада в противовес не только его суннитским противникам, таким как «Исламское государство», но и поддерживаемым Ираном проводникам его влияния типа «Хизбаллы», говорится в публикации.

Как подчеркнул Путин в ходе встреч с израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху 21 сентября, Россия также не заинтересована в поддержании конфликта Ирана с Израилем, что означает, что Москва не хочет роста влияния «Хизбаллы» за счет правительства в Дамаске.

«В то же самое время некоторые российские чиновники признают в частном порядке, что дни Асада как главы относительно единой Сирию, скорее всего, сочтены. Однако Путин хочет избежать неконтролируемого хаоса, вроде того, который последовал за падением Саддама Хусейна в Ираке и Муаммара Каддафи в Ливии», - передают авторы статьи.

Он, напротив, хочет гарантировать, чтобы переходный период в Сирии был упорядоченным, насколько это возможно, и чтобы постасадовское правительство уважало российские интересы, в первую очередь сохранение за ней Тартуса.

«Политическое урегулирование, которое сохранило бы сирийское государство, - возможно, на том условии, что Асад останется на своем посту до конца его президентского срока, а потом уйдет в отставку или согласится провести новые президентские выборы, - будет приемлемым для России», - говорится в статье.

«Конечно, не исключено, что предполагаемое намерение Москвы избежать прямого участия в конфликте будет подвергнуто испытанию. Если ограниченная помощь Асаду не сможет предотвратить его падение или если российские соединения сами окажутся под обстрелом и понесут потери, то возможность затягивания операции остается вполне реальной.

Риск для Москвы состоит в том, что в отсутствие политического решения она может оказаться втянутой в гражданскую войну в Сирии», - подытоживают Мэнкофф и Боуэн.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале