С февраля 2014 года, когда президент Владимир Путин аннексировал Крым, мы исподволь начали обращаться к прошлому - в особенности к холодной войне, - чтобы разобраться в геополитике. Об этом пишет историк Роберт Сервис в статье для Financial Times, передает Инопресса.

«Россия, находившаяся в униженном положении в 1990-х годах, представляет собой плодородную почву для национализма, и чем больше иностранные лидеры критикуют Путина, тем выше его рейтинг в стране. Однако его авторитарные методы делают его уязвимым перед такой неожиданной вспышкой протеста, которая происходит, когда люди решают, что с них хватит», - говорится в статье.

«На этот раз угрозы ядерного холокоста не срываются так быстро с российских губ», - отмечает автор.

Москва, безусловно, модернизировала свои вооруженные силы, но российская технологическая база бесконечно уступает американской, пишет Сервис.

«Путин может хорохориться, но реальность такова, что он не может рисковать войной с НАТО, если он и его разжиревшая элита не готовы отказаться от благ, которые дают их добытые нечестным путем богатства», - утверждает историк.

«Полномасштабная борьба между Россией и Америкой на уровне холодной войны невозможна. Однако мы имеем плохую ситуацию - и такую, которая может легко ухудшиться. Было бы оптимистично ожидать, что Путин изменит направление своей политики. На данный момент он добивается уважения внутри страны, когда запугивает своих соседей», - считает он.

«Часто выдвигаемые Путиным дипломатические предложения об урегулировании ситуации в Сирии заслуживают серьезного рассмотрения. Но он не демонстрирует никаких признаков «потери интереса» к Украине, и ему, спустившему собак национализма, будет сложно загнать их назад в конуру, даже если он этого захочет. Это создает менее предсказуемую ситуацию в мире, чем четко отрегулированный баланс сил, преобладавший во времена холодной войны», - заключает Сервис.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале