Президент России Владимир Путин принял решение о масштабном участии войск РФ в конфликте в Сирии, что уже вылилось в авиаудары, по двум причинам — из-за своего поражения в Украине и в связи с недовольством переговорами с президентом США Бараком Обамой в Нью-Йорке. Такое мнение выразил в статье для «Апострофа» российский политолог Андрей Пионтковский.

«Я считаю, что сегодняшнее решение СФ потенциально начало второго Афгана. В целом вся сирийская авантюра - это реакция Путина на поражение в Украине. В Украине Путин потерпел сокрушительное моральное и политическое поражение. Об этом можно судить хотя бы потому, что термины «русский мир» и «Новороссия» вообще исчезли из российской пропаганды. Сейчас, забыв о Новороссии, Путин пытается впихнуть бандитскую Лугандонию как раковую опухоль в политическое поле Украины, но и это у него не очень получается», — считает он.

Также решение воевать в Сирии Пионтковский объяснил желанием Путина не подвергать опасности свои позиции: «Самая опасная ситуация для любого диктатора возникает, когда он терпит внешнеполитическое поражение и окружающий его истеблишмент начинает задумываться о том, что Акела промахнулся. Путин понимает, что он просчитался, и как отчаянный игрок начинает резко повышать ставки.

Раз проиграл в Украине, то нужно повысить ставки и начать демонстрировать в другом регионе мира, какой он великий крутой глобальный игрок, настоящий пахан земного шара. Своим решением Путин впрыскивает в российское общество еще одну лошадиную дозу имперского наркотика. Но судьба всех игроков и всех наркоманов одинаковая. Увеличение дозы ни к чему хорошему никогда не приводит».

Также эксперт полагает, что Путин пошел на откровенную конфронтацию с США в связи с тем, что «чрезвычайно разочарован своим визитом в Нью-Йорк и переговорами с Обамой, где он пытался заключить большую сделку за счет Украины».

«Свою поддержку Асада он пытался продать американцам как свой громадный вклад в дело коалиции по борьбе с ИГИЛом, а в качестве платы за эту услугу требовал изменить политику США и Запада по Украине. В ответ на это Обама четко сформулировал свою позицию в речи на саммите ООН, использовав такие юридические формулы, как «аннексия Крыма», «агрессия России», и заявив, что санкции не будут сниматься.

Точку в дискуссии на ГА удачно, на мой взгляд, поставил президент Украины Петр Порошенко, резонно поставив вопрос, как может говорить о какой-то антитеррористической коалиции человек, основным инструментом которого в политике является терроризм. Все, что Путин сделал в Крыму и продолжает делать на Донбассе, было сделано силами террористов и террористических сообществ».