Комментарий президента Совета по международным отношениям Ричарда Хааса в Financial Times посвящен сирийской проблеме. Автор предлагает Западу модель поведения, которая, по его мнению, по крайней мере позволит остановить кровопролитие и исход граждан Сирии в Европу, передает Инопресса.

«Где-то, должно быть, улыбается Евгений Примаков. Для тех читателей, которые не узнают или не помнят этого человека, поясню, что Примаков был российским, а до того - советским чиновником, который поддерживал тесные связи с авторитарными правителями Ближнего Востока (в особенности с Саддамом Хусейном) и обычно не упускал случая сделать что-нибудь в ущерб интересам Запада.

Детали происходящего изменились, но схема знакомая. Владимир Путин, будучи заинтересован в том, чтобы отвлечь мировое сообщество от Украины, а своих сограждан - от сокращения экономики, решил в последний момент поддержать потрепанный режим Башара Асада», - комментирует Хаас последние внешнеполитические выступления российского президента.

«Путин как никогда озабочен тем, чтобы продемонстрировать: Россия - великая держава, которую нельзя игнорировать. Он пользуется вакуумом, оставшимся в основном от правительств США и стран Европы. Вот уже больше четырех лет западные голоса призывают к смене режима в Сирии, но они мало что сделали, чтобы это произошло», - продолжает автор.

Так, решение администрации Обамы воздержаться от военной операции в Сирии после того, как стало известно, что Асад пренебрег ультиматумом США и применил химическое оружие, с точки зрения Хааса, «вселило уверенность в [сирийское] правительство и деморализовало оппозицию».

Надежды Белого дома на Ирак как на базу для ударов по ИГ и Сирии не оправдались - правительственные войска этой страны «разочаровывали всякий раз, когда к ним обращались».

Наконец, фиаско закончились попытки США тренировать и вооружать умеренную сирийскую оппозицию: «Проблема не в том, что, как упрекали Америку русские и иранцы, это незаконные действия, направленные против легитимного сирийского правительства, - говорится в статье. - Свою легитимность это правительство давным-давно утратило, и не России и не Ирану читать другим нотации насчет законности поддержки вооруженной оппозиции (с учетом того, что Россия делает на Украине и что Иран многие годы делал в Ливане, Ираке и других местах). Проблема попросту в том, что попытка создать оппозицию, с которой мог бы себя ассоциировать Запад и которая была бы в состоянии закрепиться на местах, закончилась ничем».

«Но я не хочу сказать, что русские и иранцы мыслят в совершенно неправильном направлении, - продолжает Хаас. - Само по себе стремление избавиться от Асада - это не стратегия... В идеале Асада нужно убедить или заставить уйти в отставку или отказаться от реальной власти. США, со своей стороны, должны предъявить требования к следующему правительству и четко дать понять, какую военную, экономическую и дипломатическую поддержку они готовы предоставить, если эти требования будут выполнены. Перспективы сотрудничества с Россией и Ираном в этом плане исключать не следует».

«Однако по ряду причин обеспечение приемлемой передачи власти в Дамаске вполне может оказаться невозможным, а если бы она и удалась, большая часть страны как была, так и осталась бы под контролем враждующих группировок. В обозримом будущем наиболее реалистичной для Сирии представляется такая политика, фундаментом которой станет вовсе не национальное правительство, фактически контролирующее страну.

Необходимо другое: сотрудничать с курдами и в каждом из регионов отбирать суннитские племена. Обязательным элементом этой политики должна быть поддержка таких анклавов со стороны США и Европы, а также удары по ИГ.

К разрешению кризиса такая стратегия не приведет, зато, возможно, остановит кровопролитие и приведет к тому, что больше сирийцев решит остаться в стране до тех пор, пока в Дамаске не появится партнер [для переговоров]», - заключает глава Совета по международным отношениям.