Боевики "Исламского государства" не имеют отношения к серии терактов в столице Франции и крушению российского Airbus A-321. Слишком "чистый почерк" указывает на "след Кремля".

Об этом написала на своей странице в Facebook российская журналистка Анна Дорн.

По ее словам, теракт с гибелью российского самолета в Египте был сработан профессионально и выглядел в самом начале как авиакатастрофа.

"Нехарактерный для терроризма, слишком чистый почерк: идеально грамотно установленный таймер нашли, следов взрывчатки не нашли. Похоже на работу хорошо подготовленной военно-инженерной спецуры, задачей которой было скрыть возможность идентификации взрывчатки (при правильном расположении в таких случаях она полностью - совершенно бесследно - выгорает). Террористам вообще нет никакого смысла возиться с подобными инженерно-химико-техническими тонкостями (и они с ними никогда и не возились). При этом подозрения о возможности установки таймера ещё до прибытия борта в Египет иностранные разведки открыто высказали в их прессе", - написала журналистка.

Дорн назвала причины, по которым Россия обратила внимание на Египет: покупка французских "Мистралей", прозападный курс властей страны, а также "расширение Суэцкого канала для прохождения супер-танкеров (международная транспортировка нефти из региона), которым занимается Египет и для которого необходимо серьёзное финансирование".

Анализируя ситуацию с терактами в Париже Дорн отметила, что трагедия произошла накануне саммита лидеров "Большой двадцатки".

"Накануне G20 стоит, прежде всего, понять, кому это выгодно с точки политтехнологий. Начинаешь просчитывать - никому, кроме нас: все в коричневом - одни мы Д'Артаньяны. Теракт в Париже даёт возможность только нашему руководству надувать щёки на предмет персональной значимости участия в сирийском конфликте и борьбе с мировым терроризмом", - написала журналистка.

Она отметила, что теракты в Париже прошли после увеличения потока беженцев из зоны конфликта в Сирии, где Россия начала военную операцию.

"Террористы были светлокожими - цивилизованного вида, хорошо говорили на французском, не ставили задачи торга за заложников - только убийство максимально возможного числа людей в зале, вооружены были автоматами Калашникова (мы всю ночь с момента теракта тремя парами глаз отслеживали "бегунки" на трёх языках). Но местноживущим это всё тоже невыгодно. Да и дежавю у меня какое-то странное - что-то мне эта картина с концертным залом напоминает...угадаете с трёх раз? - Процесс по Норд-Осту в ЕСПЧ мы проиграли в 2011-м. Сейчас с треском проигрываем там же процесс по Беслану - у нас осталось всего полгода оправдаться, но проводить следствие так, как от нас там требуют (дали год на проведение), мы не хотим (40-а бесланским семьям, обратившимся в европейский суд, пришлось пойти даже на эксгумацию тел своих детей для доказательства вины наших отпирающихся властей в суде). И было бы очень кстати намекнуть Европе - мол, ребятки европейцы, вы у себя также хороши при выборе средств при проведении операций против террористов, берущих людей в заложники - вон у вас, сколько жертв - так что, не отстать ли вам от нас со своим долбанным международным правосудием?.." – отметила журналистка.