Вокруг закона о реструктуризации валютных кредитов много манипуляций, но проблему валютных заемщиков никто не решает. Так корреспонденту Gazeta.ua прокомментировал ситуацию вокруг подписания председателем Верховной Рады закона о реструктуризации валютных кредитов президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко.

«Люди не отказываются платить кредиты. Речь идет о том, что они не должны принимать на себя ответственность за провальную валютную курсовую политику и правительства, и Национального банка. А эти всевозможные законы только вид создают, что о ситуации кто-то беспокоится. На самом деле это ничего не решает», - считает Сугоняко.

Напомним, ранее председатель Верховной Рады заявлял о необходимости ветирования этого закона и внесения нового законопроекта для урегулирования проблемы валютных кредитов.

«Все эти манипуляции вокруг темы валютных кредитов населения, направленные на поиск, на кого бы - на банки или на заемщиков - повесить разницу от обвала курса гривны. Но никто из этих субъектов реально не способен выдержать такую нагрузку. И население находится в финансовом упадке, и банки сейчас несут большие убытки», - говорит Александр Сугоняко.

Решение, по его мнению, должно быть принято в экономической плоскости.

«Решение одно. Нужна четкая и понятная экономическая программа восстановления украинской экономики, увеличение доходов населения, в том числе тех, кто получил эти кредиты. Будут доходы - будут гасить кредиты», – считает эксперт.

По его словам, избежать повторения ситуации с валютными кредитами позволит запрет валютного кредитования.

Нынешнее положение в банковской системе эксперт оценивает пессимистично.

«Вместо украинской банковской системы имеем расчетно-кассовый центр общенационального масштаба, который задерживает платежи, а то и вообще заставляет людей и предприятия терять средства. К тому же нынешние процентные ставки для юридических лиц достигают 40%, а для физических могут быть и выше. Такие проценты - это ростовщичество, моральное, экономическое и политическое преступление», - говорит он.