"Куда нефть, туда и рубль, - отмечает Ричард Барли в The Wall Street Journal. - В последние недели и нефть, и рубль пережили резкое падение. Однако, возможно, о российской валюте следует беспокоиться меньше, чем о валюте страны, которой должна быть выгодна дешевая нефть, - Турции". Об этом пишет Инопресса.

Хотя турецкая лира подешевела по отношению к доллару в этом году всего на 3,2% (по сравнению с 12%, потерянными рублем), она тоже достигала рекордно низких показателей и неуклонно падает с середины 2013 года.

Несмотря на бедственное положение российской экономики, "России удалось пережить внезапное прекращение финансирования, вызванное санкциями, а это покалечило бы многие развивающиеся экономики", говорится в статье.

Барли поясняет, что ЦБ РФ смог повысить уровень доверия к товарно-денежной политике страны за счет освобождения курса рубля, которое позволило сохранить валютные резервы, и резкого подъема процентных ставок в декабре 2014 года до 17%. С тех пор они снижены до 11%, однако с августа удерживаются на этом уровне: ЦБ стремится довести инфляцию, находившуюся в декабре на уровне 12,9%, до 4% в 2017 году.

"Турецкая экономика, напротив, продолжает расти, и снижение цен на нефть способствовало уменьшению ее дефицита по текущем операциям. Однако внутренняя ситуация вызывает тревогу. Цетробанк взял назад обещание упростить и нормализировать свою сложную политику. Это вызывает еще больше сомнений, сможет ли ЦБ добиться целевых показателей инфляции", - говорится в статье.

Барли отмечает риски со стороны меняющейся политики Эрдогана, который добивается изменения конституции в пользу укрепления своих полномочий, а также возможного ужесточения политики США.

"Изменение цены на нефть меняет соотношение сил между производителями и потребителями, однако политика все еще имеет значение. На этом уровне турецкая лира, возможно, вызывает больше беспокойства, чем рубль", - подытоживает автор.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале