Между журналистом издания "Медуза" Ильей Азаром и украинской летчицей Надеждой Савченко, которую судят в России якобы за причастность к убийству российских журналистов на Донбассе, вспыхнул скандал.

Об этом написал сам Азар в своей статье для Медузы.

"Идея взять интервью у Надежды Савченко появилась у меня в конце 2015 года. Вопросы я передал ей 23 декабря через корреспондента "Радио Свобода" Антона Наумлюка, который постоянно освещает процесс в Донецке. Получить ответы, как показало время, оказалось непростым, практически безнадежным делом", — делится подробностями Азар.

"Спустя месяц, 19 января, адвокат Савченко Николай Полозов написал в своем Twitter: "Надежда Савченко предложила сетевому изданию "Медуза" с их гнилыми вопросами про адвокатов Полозова и Фейгина пойти ***** ". Его коллега Марк Фейгин добавил: "Именно ***** (туда же)". Позже выяснилось, что адвокаты несколько преувеличили степень недовольства Савченко", — продолжает журналист.

По словам Азара, первое письмо от летчицы пришло 25 января. В нем она написала, что "потратила четыре часа и ответила письменно на все 33 вопроса", но просто так их отдавать отказалась.

"Если я увижу корреспондента из "Медузы" в следующих судебных заседаниях, и глаза этого человека покажут мне искренность — неважно, в хорошем или плохом ко мне отношении, — я отдам ему ответы на вопросы", — назвала свое условие Савченко. Она добавила, что "вопросы звучат, конечно, странно и хамовито", зато теперь она понимает, "с какими вопросами от оппонентов ей придется сталкиваться".

"Изначально я собирался освещать финальную стадию процесса Савченко — прения и приговор; тем не менее, в Донецк я приехал чуть раньше, на заседания 1 и 2 февраля, когда в суде проходил допрос Савченко. С самой Надеждой в зале суда пообщаться удалось только коротко, она попросила меня выбрать из списка вопросов пять самых важных, на что я, немного растерявшись, ответил, что этого мало — интервью из пяти ответов не получится", — пишет Азар.

"Сестра Савченко Вера уже после заседания объяснила мне, что вопросы я прислал провокационные, и у нее сложилось впечатление, будто их сочинил телеканал LifeNews. Она предложила выбрать из 33-х наиболее важные для меня, по которым будут понятны мои "истинные намерения". Еще один человек из команды поддержки Савченко заявил, что некоторые вопросы — например, про жителей самопровозглашенной Донецкой народной республики — оскорбительны для Савченко как военной", — делится подробностями встречи журналист

"После этого я написал Савченко письмо и приложил к нему все те же 33 вопроса, пометив "более важные" жирным шрифтом. Однако вместо ответов от Савченко 12 февраля через "Росузник" пришло письмо, которое мы решили опубликовать целиком. Украинская летчица и сама говорит, что не против его публикации, а редакции "Медузы" кажется, что читать это письмо куда интереснее, чем гипотетическое интервью", — уверены в издании.

Далее приведен текст письма Савченко Азару полностью с сохранением орфографии автора:

"Здравствуйте, "Медуза"!

Ох и кавардак вышел с этим интервью! :) Но зато теперь вы оцените, как не легко бывает работать с теми, кто сидит в тюрьме. Как тяжело тем, кто сидит в тюрьме, вы конечно же не поймете, пока сами не попробуете… ;))

Во-первых: в тюрьму и из тюрьмы не все написанное цензура пропускает. Ваши вопросы пропустила, а мои ответы не выпустила. Искать обходные пути, как вы поняли, не так легко… Ваше, личное, второе письмо, я пока получить так и не смогла. А жаль, мне было очень интересно его почитать.

Но процесс этот во времени затянется, а я ценю и уважаю людской труд, так родители с детства научили, и знаю, что такое работа журналиста, так как, хоть и недолго, но сама училась на журналиста, поэтому вы получите нечто иное и, я бы сказала, большее, чем интервью — вы получите живое общение в письме.

Далее я буду обращаться к Вам, простите имени Вашего мне узнать так и не удалось, поэтому обращаться к Вам буду — бородатый редактор "Медузы". Надеюсь это никоем образом не обидит и не оскорбит Вас. Просто, мне кажется, что так нам обоим будет проще понять, о ком идет речь.

Я уже писала Вам, что честно ответила на все Ваши 33 (тридцать три) вопроса и сейчас ответы сберегаются у моей сестры. Я писала, что вопросы Ваши сочла немного агрессивными, нахальными, но понимаю - это личный стиль в журналистике.

Тем не менее, я не сочла их недостойными, оскорбительными или тупыми. Я понимаю и ценю то, что работа СМИ, точнее, ее благородная цель, должна быть в том, чтобы говорить людям правду.

Правду - это значит факты без своих домыслов, понимания и комментариев. Не нужно людей учить думать "своими мозгами", то есть мозгами журналистов, пусть люди все оценивают и понимают их головой.

Вот это, по моему мнению, честная и открытая журналистика, которой в последнее время, особенно в России, я встречаю крайне мало.

Поэтому: в моем предыдущем письме к Вам я дала Вам ответ на два Ваших вопроса из тридцати трех и пригласила Вас лично посетить суд надо мной.

Теперь ответ на Ваш вопрос: почему исчез интерес к моему делу и почему судебное заседание посещает так мало людей и не освещают украинские СМИ. Вы смогли увидеть своими глазами, оценить, пообщаться с коллегами с Украины, расспросить их, как не легко им в России получить аккредитацию, и подробно описать ответ на Ваш вопрос.

Также я ставила в своем письме к Вам одно условие: если Вы мне понравитесь как человек, не зависимо от Вашего отношения ко мне я, дам Вам ответы на Ваши вопросы. В процессе судебного заседания я за Вами наблюдала и позволю себе изложить свои выводы в этом письме:

Вы человек высокомерный, привыкли ставить себя выше других, к людям Вы относитесь, как к мусору. Это было заметно по той позе, в которой Вы сидели в зале суда, и по мимической реакции Вашего лица на происходящее в суде.

Как мужчина Вы не джентльмен, это было понятно из того, что Вы не уступили место женщине-журналисту из Канады, которой не хватило места, и она была так простодушна и не притязательна, что не сочла недостойным ее опуститься на колени прямо на пол и сидеть так. Да, конечно, возможно, для съемки ей нужен был именно такой ракурс, и она бы не села на Ваше место. Но как воспитанный мужчина Вы обязаны были ей это предложить. Эмансипированный мир женщин - это не повод для мужчин быть невежами.

Ни к Украине, ни к ее народу Вы не питаете никаких чувств симпатии или сопереживания, как, в принципе, ни к какой другой стране и ее народу, кроме того места на планете Земля, где Вам будет хорошо! Вы циник.

Все мои наблюдения выявили в Вас качества, которые я не считаю присущими хорошему человеку. Но я не великий психолог и могу ошибаться.

Слышала я о Вас разные мнения, из числа того, что мне понравилось это то, что Вы интервьюируете (пишете) все очень близко к реальным словоизъяснениям того, кто дает Вам интервью, включая, без цензуры, весь текст, что происходит за кадром. Не знаю, этично ли это с точки зрения журналистики, но человек должен понимать, что несёт ответственность за все свои слова и в кадре, и за кадром, и вообще за каждое слово в своей жизни. А журналист - это не врач и не священник. Так что этот подход мне нравится, если бы Вы при этом еще не вставляли свои комментарии, а выносили их отдельной допиской как своё, личное, сложившееся мнение о человеке, было бы честно и Вам отвечать за свои слова.

Это лично мое мнение каким должен быть журналист, если он хочет называть себя честным журналистом.

Все, что я о Вас слышала плохого, я во внимание не беру, так как не сужу о человеке со слов других людей, пока не узнаю его лично.

Я Вас видела, я о Вас слышала, но я почти не слышала Вас. Поэтому в суде я попросила: "Скажи мне, что-нибудь, чтобы я тебя увидела!" — есть такой словооборот.

Я попросила Вас выбрать из Вашего списка пять вопросов, которые Вы считаете наиболее важными для своей статьи. Это дало бы мне понимание, насколько "грязную и с подковыркой" или насколько "честную и правдивую" статью Вы напишете. Но, в принципе, мне хватило и Вашей бурной реакции на мое предложение. Вы с негодованием и возмущением спросили: "Только пять?!" ;))) И вот, не читая Вашего второго письма и не зная, какие пять вопросов Вы мне задали, я попробую их угадать:

Устраивают ли меня мои адвокаты с упоминанием того, что они, по Вашему мнению, пиарщики, и об их участии в деле Пуси Райт.

О партии "Батькивщина" и о Ю.Тимошенко о том, что, по Вашему мнению, они воспользовались мной как проходным билетом на выборах в Верховную Раду Украины.

Мое мнение о Путине в сравнении с Хусейном.

Мое отношение к тому, что, по Вашему мнению, народ Украины разочарован в Майдане так, как коррупция в стране осталась.

Ну и, возможно, что-нибудь о том, что я буду делать, когда займусь политикой.

Забавно, не правда ли, бородатый редактор "Медузы"? :) Возможно, не все, но какие-то три вопроса из пяти я угадала точно!

Все эти вопросы указывают на то, что статью Вы напишете довольно циничную и гаденькую. Но не могу сказать категорически, так как Вашего письма и Ваших вопросов я не видела.

Принимая решение обоснованное на вышеизложенном мной, я дам Вам ответы на те пять вопросов, которые я сама же и осмелилась угадать.

Мои адвокаты устраивают меня куда больше, чем они не нравятся лично Вам. А Вам они не нравятся очень, и это между вами, как я поняла, взаимно.

Я стараюсь не судить работу других людей, пока сама не смогу сделать лучше. Поэтому о всех вопросах о внутренней и внешней политики Украины я могла судить как одна из своего народа. Теперь, став политиком, я когда смогу сделать лучше, тогда посмею подвергнуть критике других. А пока сама ничего ещё не сделала, то и говорить голословно не буду!

Я не думаю о людях, которых не знаю. Я не знала Хусейна, не знаю и Путина.

Майдан дал украинскому народу веру в себя и свои силы! Остальное дело времени! Мы не ждали чуда сразу! И у нас нет никакого разочарования! Кто верит в себя, тот сможет все! А коррупцию победить — так уж тем более!

Когда сделаю — увидите!

Я обещала, что если Вы мне как человек понравитесь, я дам Вам ответы больше чем на пять вопросов, но мне понравилась в Вас лишь одна черта, да и та со слов других людей. А это не стоит больше пяти ответов.

Теперь почему я заставила Вас приехать ко мне в суд, хотя лично Вы, бородатый редактор "Медузы", да и, скорее всего, и вообще никто из "Медузы", не собирались этого делать, и заметьте, у меня это получилось.

Да потому, что хочу Вас научить, что не стоит к людям относиться, как мусору! Нужно иметь уважение к чувствам других, и нельзя просто бросить человеку в лицо тридцать три вопроса, через десятые руки, при этом не написав ему и пары строчек приветствия и благодарности, и ожидать, что человек с радостью бросится Вам на них отвечать!

Я простой арестант, а Вам пришлось побегать, чтобы получить мое интервью. И это не потому, что я себе цену набиваю, а потому, что хочу поднять ценность Человека в Вашем эгоцентричном сознании!

Я даже в бою на войне не смотрю на врага, как на мусор, и даже в тюрьме стараюсь не терять в себе Человека!

Возможно, получив Ваше второе письмо, я изменю своё мнение о Вас и если увижу, что я в Вас ошиблась, то попрошу прощения. А пока я разрешаю Вам использовать мое письмо как рабочий материал для Ваших репортажей, хоть в полном объеме, хоть частично, как Вам будет угодно. Я несу ответственность за свои слова. Но, что бы Вы понимали, насколько я Вам не доверяю, я Вас предупреждаю, что если Ваша статья не будет отображать полноту и честность написанного мной, то копия этого письма будет опубликована в полном объёме в первозданном виде. Копии будут отправлены моей сестре двумя путями".

После публикации письма популярный оппозиционный российский блогер Рустем Адагамов окрестил Савченко "пустым местом".