Как только было объявлено перемирие в Сирии с согласия России и США, произошла довольно странная вещь. Почти одновременно Москва начала уменьшать свою агрессивную активность на сирийской территории и подпитывать эскалацию войны на Востоке Украины.

Как сообщают Контракты.ua, об этом в статье для Radio Free Europe Radio Liberty пишет политический обозреватель Брайан Уитмор, напоминая, что пророссийские боевики стали чаще устраивать атаки вблизи Луганска, интенсивно обстреливать села в Донецкой области, а 88 танков российских сил появились вблизи Дебальцево.

"Это было одновременно и цинично, и предсказуемо. Такое уже раньше было, только наоборот: когда Россия вторглась в Сирию в сентябре прошлого года, она пошла на деэскалацию в Донбассе. Тактика Москвы иллюстрирует, что Украина и Сирия – это два фронта одной войны, которую режим Владимира Путина ведет против Запада и мирового порядка, который установился после Холодной войны", - подчеркивает Уитмор.

Российский президент хочет, чтобы в мире не было никаких правил, а сила определяла правду. Чтобы сильные сверхдержавы управляли меньшими нациями, воздействуя на них. И он хочет сделать мир безопасным для диктаторов, таких, как Слободан Милошевич, Муаммар Каддафи, Бараш Асада или Виктор Янукович.

"Российский президент хочет победить в идеологическом споре с Западом, демонстрируя, что демократические режимы меняются, а гуманитарные интервенции сеют хаос. И что поддержка "легитимных" режимов может быть более плодотворным способом разрешения конфликтов", – говорит эксперт European Council on Foreign Relations Кадре Лиик.

Это означает, что Москва поддерживает автократов вроде Асада. И когда ей это не удается, как в случае с Януковичем, она прибегает к контрреволюции и агрессии. Таким образом, Путин связал прозападные революции в Украине и Грузии с хаосом, который вспыхнул на Ближнем Востоке после Арабской весны.

Путинский антиреволюционный пыл и его манера изображать Россию как бастион консерватизма и традиционных ценностей, напоминает "Священный Альянс", в который входила Российская, Австро-Венгерская империи и Пруссия после Французской революции и войн Наполеона. Разница лишь в том, что в 1815 году российские взгляды разделяли большинство европейских правителей, в частности лидеры двух самых мощных сил в Европе: Пруссии и Австро-Венгрии. Сегодня же среди сторонников Кремля лишь такие незначительные европейские политики, как Марин Ле Пен.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале