Почему из зоны АТО часто поступают противоречивые и подчас противоположные сведения?

Serg Marco на своей странице в Фейсбук дал исчерпывающий ответ. Приводим текст без изменений.

"Извините, будет много текста. Ибо накипело.

Когда в сетях рассказывают о "хитроумных вбросах, ботах, манипуляциях минстецяпорошенкомуженко", которые различными информационными многоходовочками пытаются информационно окрутить очередного радикального патриота (который это сразу определяет и сразу распознает, кто там минстець, а кто - порохобот), мне хочется смеяться сквозь слезы. Ибо общество просто не понимает, какой у нас в информационной войне полный и беспросветный бардак!!!

Все то, что пытаются донести украинцу, проходит через такой бардак, что результат от этого соответствующий. В итоге попытка донести честную информацию просто теряется в том бардаке, который устраивают... Нет, не минстеци и порохоботы, а обычные граждане пера и микрофона, пытаясь что-то сделать так, как они это привыкли всегда делать, - через заднее место.

Приведу пример.

Авдеевка. Приезжаю туда, на "промке" (промзона, - 112.ua) бои, на дачу сыпят, на Царской охоте прилеты чего-то неприятного. Журналистов на "промку" не пускают. Ну, собственно, понятно почему. У тех ребят, которые сейчас командуют на "промке", есть более весомые задачи, чем выделять людей из личного состава, чтоб они водили и в случае чего прикрывали собой глазеющих во все стороны гражданских. На "промку" пускают единицы журналистов - тех, кто смог добиться дружеского отношения. И офицеры, которые проводят журналистов, понимают, что эти люди знают, как себя вести в экстремальной ситуации, не поддаваться панике, абсолютно будут послушны приказам, а при слове "лягушка" будут прыгать, квакать и если надо - даже немного зеленеть. Все решения - на личной ответственности офицера, так как общий приказ - не пускать.

В итоге два журналиста одного "прекрасного" издания (назовем "издание номер 1"), потусив у штаба 16-го батальона, не попав на промзону, идут в магазин и встречают там каких-то солдат. Спрашивают у них последние сплетни, и эти солдаты им на голубом глазу выдают, что наши сдали две позиции в Авдеевке. Журналисты после общения непонятно с кем в магазине бегут и передают эту информацию к себе в офис.

Другое издание (назовем "издание номер 2") перепечатывает эту "новость", хотя в это же время на самой крайней позиции в промзоне под обстрелом сидит... журналист этого издания. Но у него это "издание номер 2" не сочло нужным поинтересоваться о ситуации на передовой!

Итог: военные на следующий день узнают, что они, оказывается, вчера сдали две позиции. Журналист "издания номер 2" ругается со своим офисом, а потом едет к штабу 16-го батальона и ругается с рукоприкладством с журналистами "издания номер 1". Руководство на промзоне, кроме негатива к журналистам, начинает испытывать неконтролируемое желание искупать в кислоте любого человека с синим "бейджиком".

Я наблюдаю этот бред, но мне надо ехать в Широкино, меня уже под Волновахой скоро должны ждать морпехи. Сажусь в авто с военными, едем в Волноваху. Во время дороги военные мне говорят: "Ты куда едешь? В Широкино? Так а чего туда ехать? Мы читали, что его вроде бы "слили" недавно".

Я рву китель, доказывая, что этого не может быть, но военные относятся к этому по-философски: "слили" - ну и пусть, вернем, "не слили" - тоже хорошо.

Приезжаю я под Волноваху, встречаю "своих" морпехов. Обнимаемся. Первый вопрос: "Ты в Авдеевке был?".

- Ага, - говорю.

- Там вчера наши две позиции сдали. Ты не в курсе, где именно? - задают мне вопрос морпехи. И да, я после этого начинаю истерически смеяться и сквозь смех говорю им: "Ребят, подойдите вон к тому автомобилю и задайте им этот вопрос. Тем ребятам как раз интересно, как давно вы Широкино слили".

Вывод. У нас на "передке" полный бардак в плане информации. Бойцы просто не знают, что происходит в районах вверенного им населенного пункта, а если говорить о соседнем секторе, то там вообще все плохо. Журналисты периодически общаются с такими индивидуумами и транслируют их выводы в сеть. А потом бойцы... Да, читают это в сети. Все, полный круг бардака на этом замыкается. Вы говорите о том, что есть минстеци, которые еще в этом треше занимаются пропагандой, охмуряя мозги настоящего патриота? Ребята, да там информационные импотенты! Для того чтоб до пропаганды дорасти, надо хотя бы немного обмен информации контролировать, а для них это недостижимо. Бойцы читают ахинею из соцсетей, слышат своих сослуживцев с такой же ахинеей в голове, смотрят сепарТВ (а вы думаете, что в Авдеевке есть другое?), слушают сепарРадио (нет, я не имел ввиду "издание номер 1") в той же самой Авдеевке. Сами можете представить, что у них в голове.

И при этом воюют. Не разбегаются, собираются и дают отпор. Люди, которые варятся во всем этом информационном болоте, умудряются собрано и эффективно выполнять поставленные задачи.

Вы думаете, потому что они настолько умные, что умеют фильтровать информацию? А вот и нет! У них просто есть настоящий раздражитель, который их волнует гораздо больше политики, выбора премьера или фабрики "Рошен". Этот раздражитель их обстреливает из пулеметов, сыпет им на головы снаряды ствольной артиллерии и мины. И потому все вышеперечисленное переходит для них на второй план. На первом плане у них боевые действия и враг, который их пытается убить. Они воюют, для них это первоочередное. Во время артобстрела неудобно проводить захваты отелей типа "Казацкий" или палить шины. Сепары ждать не будут, а 152-мм снаряд не разбирает: патриот ты или нет. Так что в плане устойчивости информационному давлению - мы держимся.

Но реально с информацией у нас в армии полный бардак. Так что свидетелей информационных многоходовочек минстеця и Муженко я попрошу постучать по голове, вникая в пустотелый звук, раздающийся при этом процессе. У нас нет пропаганды. У нас нет информационно правдивых потоков. У нас информационное болото, в котором нет царь-рыбы. В нем одни жабы и гадюки. Так и живем".

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале