Танки – "оружие наступления", соответственно, большое количество танков вблизи линии разграничения может свидетельствовать о возможных наступательных действиях. В то же время сегодня мировое сообщество не простит России эскалации на востоке Украины. Вопрос снятия санкций в таком случае также станет неактуальным.

Такое мнение в комментарии "Обозревателю" высказал военный эксперт Олег Жданов.

"Обычно по состоянию танков определяют состояние группировки – ударная она или оборонительная. Чем больше танков, тем больше вероятность того, что группировка предназначена для наступления. Потому что танк – это оружие наступления", - пояснил он.

В то же время он не согласился с выводами американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, которые говорят о большом количестве танков в районе поселка Авдеевка Донецкой области. "По моим данным, там находится до танковой роты и два артиллерийских взвода. Танковая рота – это порядка десяти машин. Это очень маленькая группировка", - сказал он.

Жданов не исключает отдельных провокаций, но убежден: "Российская Федерация не решится на какие-либо наступательные действия, потому что сейчас международное сообщество просто не спустит России эскалацию конфликта на востоке Украине. Тем более, что главная цель России – снятие санкций".

"Да, устрашающая группировка есть, и мы понимаем, что она может двинуться в любой момент. Для нас это уже напряжение. Когда они начинают огневой контакт, огневое воздействие, это еще большее напряжение. Мы несем потери. Но политическая ситуация уже не такая, как вчера. Вряд ли они решатся на какое-то наступление", - добавил эксперт.

В этом контексте "Обозреватель" спросил: неужели сам факт наличия на территории Украины российской военной техники, пусть даже в небольшом количестве, не противоречит всем доводам Кремля о том, что Россия не принимает участия в войне. Отвечая на вопрос, Жданов напомнил об интервью президента Украины Петру Порошенко австрийскому изданию "Kurier", в котором глава государства заявил о наличии 9 тысяч российских штатных военнослужащих на Донбассе. "У нас иностранная армия. Но, к сожалению, позиция президента в этом вопросе такая же гибридная, как и война. Война де-факто есть, войска де-факто есть, мы называем эти территории оккупированными, но в официальных документах у нас "антитеррористическая операция", "временно неподконтрольные территории", если говорить языком официальных документов".

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале