Белоруссия и Узбекистан - две единственные бывшие советские республики, где людей до сих пор приговаривают к высшей мере наказания и казнят.

Об этом говорится в докладе под названием "Белоруссия и Узбекистан: последние палачи. Тенденции к отмене смертной казни на постсоветском пространстве" правозащитной организации "Международная амнистия" (Amnesty International), который публикуется в понедельник.


По словам представителей Amnesty International, организация не располагает точными данными, но узбекские правозащитники говорят приблизительно о 200 казнях в год, а по данным полковника Олега Алкаева, который с декабря 1996-го по май 2001-го был директором СИЗО в Минске и руководил командой, исполняющей смертные приговоры, за этот период были казнено 134 заключенных. В большинстве случаев осуждение и казнь происходят за "предумышленное убийство при отягчающих обстоятельствах".


Как Узбекистан, так и Белоруссия ратифицировали Первый факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах. Ратифицируя его, государство признает, что в компетенцию Комиссии ООН по правам человека входит право принимать индивидуальные жалобы от людей, которые находятся под юрисдикцией этого государства и утверждают, что являются жертвами нарушений, прописанных в пакте прав человека.


Несмотря на это, "Международной амнистии" известны, по крайней мере, 14 случаев, когда в Узбекистане заключенные были казнены несмотря на то, что Комиссия ООН после получения жалоб на серьезные нарушения прав человека, в том числе пытки для выбивания "признаний", обращалась с требованием приостановить казнь, пишет издание Die Tageszeitung, перевод статьи которого публикует Inopressa.


По данным организации, в Минске заключенные в корпусе смерти живут в постоянном страхе перед казнью. Ни их, ни их адвокатов не информируют о ходе процесса и решениях по поводу их прошения о помиловании.


"Заключенного из камеры в корпусе смерти приводят в отдельную комнату. Я отдаю приказ об исполнении смертного приговора, - рассказывает Алкаев. - Заключенный даже в этот момент не знает, когда оно произойдет. Затем на него надевают повязку и ведут в другое помещение. Там ждет человек и стреляет ему в затылок".


Исполнители смертного приговора психологически подготовлены так, что они после исполнения приказа без проблем могут пойти со своими детьми в зоопарк, говорит Алкаев. Родственников не информируют так же, как и самих приговоренных к смерти. Зачастую родственники узнают о казни лишь спустя несколько месяцев, им не выдают личных вещей заключенного и не говорят, где он похоронен.


"Я не могу назвать место, потому что это тайна, - цитируются в докладе слова Алкаева. - Если я его назову, то матери, братья и сестры пойдут туда с лопатами выкапывать расстрелянных. Этого нельзя допустить".


В отличие от Белоруссии и Узбекистана, девять бывших советских республик уже отменили смертную казнь. В Казахстане, Киргизстане, Таджикистане и Российской Федерации сейчас действует мораторий на нее. Вступив в 1996 году в Совет Европы, Россия обязалась отменить смертную казнь в течение трех лет, однако до сих пор этого не произошло.


Очередным нарушением Россией обязательств страны-члена Совета Европы явилась высылка двух человек в Таджикистан и Узбекистан, где они были приговорены к смертной казни. "Международная амнистия" настоятельно призывает Москву привести свою практику высылки и выдачи в соответствие со своими договорными обязательствами. Однако, по мнению международных правозащитников, в свете позиции России, касающейся войны в Чечне, было бы странным, если бы именно в этом вопросе она испугалась правил Совета Европы.