Украина очень сильно «расслабилась» после того, как вышла на внешние рынки заимствования капитала. Об этом в эксклюзивном комментарии интернет-изданию Новости Украины – From-UA рассказал экономист, исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

По словам нашего собеседника, программа расширенного кредитования от МВФ, которая была открыта в марте 2015 года, предусматривала, что сотрудничество продлится до 2019 года.

«Программа МВФ является одним из винтиков, одним из источников обшей программы кредитования Украины, которая началась в марте 2015 года. Украина в тот момент времени нуждалась в поиске средств около 40 млрд. долл, из которых только 17,5 млрд — это деньги, которые она должна была бы получить от МВФ. Поэтому заявление о том, что мы будем абсолютно успешны в программе, у меня вызывает сомнения, хотя бы потому что из этих 40 млрд мы не получили еще и половины заявленных средств. От МВФ мы получили чуть более 10 млрд. Мы в программе сотрудничества уже больше половины срока, и до сих пор не выбрана еще значительная часть средств. Это говорит о том, что мы не очень эффективно работаем и в программе сотрудничества с МВФ», - объясняет экономист.

По мнению эксперта, программа сотрудничества с МВФ используется в Украине как «некое извинение за то, что правительство либо делает, либо не делает».

«И если надо на кого-то спихнуть вину, то это, как правило, будет МВФ», - добавляет Олег Устенко.

По словам нашего собеседника, ситуация «если кто-то в чем-то виноват, то это МВФ» не является «находкой» нынешнего правительства.

«Это практически всегда отыгрываемая в Украине ситуация. И, как правило, критики правительства тоже используют этот аргумент — лишение суверенитета, плохие действия, вынужденные действия, и все это опять МВФ и неправильная политика Кабмина», - отмечает исполнительный директор Международного фонда Блейзера.

Для того, чтобы мы получили транши от МВФ, продолжает экономист, эксперты Фонда должны, как минимум, увидеть прогресс в нашем бюджете.

«А здесь могут возникнуть серьезные вопросы. Во-первых, бюджет на этот год будет гораздо более дефицитным, чем то, что было заявлено изначально. Изначально было заявлено 2,5%, но, похоже, что будет больше. А если будет больше, то возникает вопрос: мы вообще в состоянии выдерживать взятые на себя обязательства и в состоянии ли мы показать дефицит государственного бюджета в следующем году на уровне этих 2,5% ВВП, если в этом году мы превысим допустимый предел где-то в 1,5 раза?», - отмечает экономист.

Следующий вопрос, который должен возникнуть у МВФ для того, чтобы продолжить сотрудничество, продолжает Устенко, это вопрос, касающийся структурных реформ.

«Из структурных реформ это, прежде всего, открытие Антикоррупционного суда. В Украине выпячивают на первый план пенсии и земельную реформу, хотя в реальности, если почитать документы, видно, что одно из первых требований и, судя по заявлениям, которые звучали из штаб-квартиры МВФ в Вашингтоне, одним из самых главных направлений они как раз считают борьбу с коррупцией. Борьбу с коррупцией они связывают с организацией Антикоррупционного суда. Поэтому в моем понимании, нет Антикоррупционного суда - значит, сотрудничество с МВФ находится в серьезной зоне риска», - объясняет аналитик.

«Что касается Пенсионной реформы. Здесь в реальности у Вашингтона тоже должен возникнуть вопрос: а украинская сторона отдает себе отчет, что она делала не совсем то, о чем она договаривалась? Во-первых, это назвать реформой тоже нельзя. Речь идет о том, что это была попытка расчистки фискального пространства для того, чтобы обеспечить в перспективе выживание пенсионной системы, чтобы не было коллапса. Но с другой стороны, что произошло, оно не очень может помочь в кратко- и среднесрочной перспективе, как это было заявлено в документах о сотрудничестве с МВФ и международными институциями, потому что происходит недостаточно обоснованное увеличение пенсий. Украина брала на себя обязательство, что она ни в 2017, ни в 2018 году не будет проводить индексацию, подписывалась под этим. Стоит подпись 4 игроков: президента, главы Кабмина, министра финансов и НБУ. И тут происходит то, что пытаются выдавать за основное достижение. В реальности это не пенсионная реформа», - отмечает собеседник издания.

Таким образом, констатирует экономист, Украина очень сильно «расслабилась» после того, как вышла на внешние рынки заимствования капитала и одолжила деньги почти под 7,4% годовых на 15 лет.

«Эти деньги Украине одалживали с учетом того, что страна будет активно двигаться по пути структурных реформ, а вот их-то мы как раз не особенно видим. И в данном случае правы представители оппозиции, большая часть которых считает неправильным то, что мы одолжили деньги», - говорит Устенко.

«Я тоже придерживаюсь мысли, что это сыграло с Украиной злую шутку, потому что если посмотреть на то, как изменилась страховка на риск на работу в Украине, так она выросла практически на 1 процентный пункт уже после того, как мы разметили эти 15-летние долговые расписки. То есть если бы сейчас Украина захотела выйти на внешние рынки заимствования капитала, она должна была бы готова платить от 8% годовых. Потому что было общее ожидание, что Украина будет продолжать сотрудничать с МВФ и двигаться по пути структурных реформ, но по факту этого не происходит», - добавил эксперт.

Отметим, ранее сообщалось о том, что Украина планирует получить очередной транш до конца 2017 года, а в 2018 году - завершить программу сотрудничества с Международным валютным фондом (МВФ).