Никакие деньги не могут быть компенсацией того, что человек рискует своей жизнью на передовой. Об этом в эксклюзивном комментарии интернет-изданию Новости Украины – From-UA рассказал политический и военный аналитик, боец 95-й аэромобильной бригады Юрий Кочевенко.

Рассуждая о мотивах, которыми руководствуются военнослужащие, отправляющиеся в зону АТО, наш собеседник отмечает следующее: «В принципе, повышение содержания военнослужащих, которое проходило два года назад, оно и было одним из стимулов притока бойцов и того, чтобы они оставались на контракте. Но поверьте, что никакие деньги на самом деле не могут быть компенсацией того, что человек рискует своей жизнью. Особенно если ты находишься на первой линии, ты находишься постоянно в состоянии угрозы своей жизни. И нет таких денег, которые способны это компенсировать. Конечно, достойная зарплата для военнослужащих вещь очень важная, чтобы их, по крайней мере, этот вопрос не беспокоил, чтобы он мог быть сосредоточен на выполнении своих прямых обязанностей».

«Нет такого понятия, как служба в АТО. Есть понятие службы в Вооруженных силах: она может проходить как в АТО, так и в местах постоянной дислокации, на учениях. Если брать денежное содержание, которое получает рядовой, то его базовая зарплата составляет около 8 тысяч. И за пребывание в самой зоне АТО - это плюс 4,5 тыс., за пребывание на первой линии - плюс 10 тысяч. Независимо от звания и должности, это фиксированная сумма. Если взять не рядового солдата, а сержанта, командира отделения, то там зарплата будет до 9 тысяч, плюс 10 тысяч за первую линию — это совокупно получается 19 тысяч. Это довольно большая сумма, если брать по регионам страны, где средняя зарплата около 6 тысяч, и то это очень натянуто, большинство людей не имеют и таких денег», - отмечает Юрий Кочевенко.

Комментируя слова военнослужащего батальона «Донбасс - Украина», позывной «Малой», который, по его собственному признанию, пошел в АТО из-за денег, так как он единственный кормилец в семье, эксперт отмечает следующее: «В интервью сам боец говорит о деньгах, но главное, о чем он упомянул, что его туда тянуло, - это нехватка того драйва, того экстрима, который он там испытал. И что он не смог вернуться к мирной жизни, что его мысли постоянно находились там. Это естественное состояние для большинства ветеранов, это одна из форм посттравматического синдрома, когда ты не можешь оставить войну, когда, даже находясь дома, в мирных обстоятельствах, ты все равно живешь этими мыслями и переживаниями».

«Я не считаю, что слова этого бойца стоит принимать за чистую монету. Это, скорее, лукавство — ради денег, потому что здесь удобно заработать. Да, если он из какого-то села, из какой-то периферии или даже небольшого городка, то, конечно, таких денег он не заработает у себя дома. Но если брать этот конкретный частный случай, то даже в этом интервью видно, что все-таки движут им совсем другие мотивы. Но это не снимает необходимости достойного денежного обеспечения военнослужащих», - добавляет Кочевенко.

По словам бойца 95-й аэромобильной бригады, зарплата военнослужащих не менялась в течение двух лет.

«Даже обещанное повышение Кабмином было не то отложено, не то отменено. Такие моменты вносят негатив в психологическую атмосферу в армии. Солдаты же не разбираются в юридических тонкостях законодательных процедур. Они слышали, что им должны немного повысить зарплаты. Кабмин говорит о том, что речь шла не о повышении, а об изменении принципа начисления, который бы при этом привел к небольшому повышению. Но, к сожалению, не произошло ни так, ни эдак, и ощущение такое, что вроде как пообещали, но не выполнили. Базовая зарплата военнослужащего ВСУ 7200 грн - то, что это было в конце 2015 года, и то, что это стало в начале 2018 года - это две большие разницы», - констатирует аналитик.

Напомним, в интервью изданию «Левый берег» военнослужащий батальона «Донбасс – Украина», позывной «Малой», откровенно рассказал, что заставило его подписать контракт с ВСУ и отправиться на Донбасс.