Однозначная позиция Европарламента, которая была 3-4 года назад, сегодня не является таковой. Об этом в эксклюзивном комментарии интернет-изданию Новости Украины – From-UA рассказал директор Европейского института политической культуры Александр Булавин.

Комментируя информацию о том, что лидеры Европейского Союза на саммите в Брюсселе предложат помощь украинским регионам, пострадавшим от действий России в Азовском море, но новые санкции против РФ вводить не будут, наш собеседник отмечает следующее: «Во-первых, что касается позиции Европарламента, мы должны иметь в виду, что все его решения носят рекомендательный характер и больше говорят не о действиях, а о настроениях, которые царят в Европарламенте. Во-вторых, санкции не относятся к Европарламенту. То есть, они могут призывать, блокировать, но принимает решение о санкциях конкретная страна, конкретные власти. Поэтому советуют ли они применить санкции или, наоборот, не рекомендуют - от этого мало что зависит».

Эксперт обращает внимание на то, что в последнее время Европарламент принимает «разнонаправленные действия».

«Это связано с тем, что состав Европарламента частично изменился, в него вошли новые представили партий, которые победили на последних выборах, и в связи с этим однозначная позиция Европарламента, которая была 3-4 года назад, сегодня не является таковой. Поэтому отслеживать эти решения можно и нужно, но, в принципе, рассматривать их как политический вектор или как предзнаменование того, что европейские страны будут принимать решение в соответствии с рекомендациями Европарламента, не стоит», - отмечает Булавин.

Что касается санкций против России по поводу керченского инцидента, то здесь, по словам политолога, ситуация абсолютно неоднозначна.

«Если Россия представила свои пояснения, схемы, распечатки документов, которые были найдены на украинских катерах, то Украина особых объяснений не давала и, более того, засекретила несколько дней назад данные о тех задачах, которые стояли перед этими тремя судами. С моей точки зрения, это единственная весомая причина, которая тормозит принятие каких-либо решений. То же самое можно было бы сказать о позициях ведущих европейских стран, той же Германии, Франции, Италии, которые тоже не могут определиться по поводу этого инцидента, поскольку для них ситуация абсолютно не ясна», - резюмирует собеседник издания.