Реформы в полиции фактически поломали структуру и работу оперативных служб, не создали базу преемственности. Об этом в эксклюзивном комментарии интернет-изданию Новости Украины – From-UA рассказал председатель правления Международной Лиги защиты прав граждан Украины Эдуард Багиров.

Комментируя ситуацию с обстрелом в Киеве автомобиля депутата Киевского областного совета Вячеслава Соболева, наш собеседник заявляет следующее: В данном случае мы говорим об осуществленных преступлениях. В первом случае это ограбление банка, второй случай — это вооруженное нападение, в итоге погиб ребенок. Есть задача правоохранительных органов, в частности, СБУ, полиции и прокуратуры, раскрывать преступления. И результативность работы сохраняет на низком уровне статистику преступлений в Украине».

«Нас возмущает то, что происходят такие преступления, как в данном случае нападение на автомобиль с применением оружия, в Киеве, в центре города, и мы все понимаем, что не только намеченная жертва может пострадать, но и невинные люди, посторонние лица», - добавляет правозащитник.

«Что касается работы полиции. Меня нельзя назвать симпатиком полицейских, но в то же время я всегда объективно стараюсь излагать ход произошедших событий. Безусловно, раскрытие преступлений — задача №1 оперативных служб Нацполиции, и результат их работы, так или иначе, влияет на рост или понижение преступности. Я тоже отец, я возмущен, у меня тоже есть ребенок. Я понимаю, что мы все переживаем за гибель ребенка, но я думаю, что и полицейские тоже понимают и используют все возможности, чтобы раскрыть преступление. Но вопрос в другом. Преступление совершают, правоохранители должны раскрыть, но в то же время имеют большое значение профессиональные навыки сотрудников полиции по раскрытию таких тяжких преступлений, как убийство. За последние 5 лет очень много сотрудников полиции, которые имели опыт работы и которые работали эффективно, были по разным причинам уволены с работы. Это не означает, что в полиции не осталось профессионалов, но их очень мало, а преступлений много. На каждого оперативного работника приходятся десятки уголовных дел, и они практически не могут раскрывать преступления, так как отсутствует элементарно время для работы над раскрытием преступления. Я понимаю, что задача министра, руководителей подразделений полиции показывать обществу, что они не зря получают зарплату, необходимые материально-технологические ресурсы для борьбы с преступностью. Но то, что происходит сейчас, говорит о том, что организаторы этих преступлений понимают, что вероятность раскрытия очень небольшая, соответственно, безнаказанность побуждает их совершать вновь и вновь тяжкие преступления», - заключает эксперт.

Багиров приводит пример, как более 25 лет работы в сфере правовой защиты, он и сам был объектом нападения в центре Киева полгода назад, и тоже не предполагал, что в отношении его могут быть предприняты какие-то незаконные действия.

«Для меня это была шокирующая ситуация. Есть уголовное дело, напали на меня сотрудники полиции охраны Киевской области, в итоге я получил ущерб своему здоровью. Уголовное дело находится в ГБР, и за полгода следователи один раз проводили следственные действия. И я понимаю, что другие лица, которые намерены завтра организовать преступление не только в отношении публичного лица как я, общественного деятеля и журналиста, они понимают, что результат работы будет практически нулевой. Те, кто на меня напал, работают в полиции, организаторы тоже находятся на свободе. И я сейчас еду в ГБР для того, чтобы выразить свой протест по поводу их бездействия», - заявляет наш собеседник.

«Ну а полиция, в принципе, то же самое, только старший брат. И полицейские, к сожалению, иногда не хотят, иногда не могут дать результат и наказать виновных. Я понимаю, что мы все больше погружаемся в некий криминально-правовой хаос. Количество преступлений намного больше, чем количество раскрываемости этих же преступлений. И страшно предположить, что если так и дальше будет продолжаться, то будут очень большие проблемы. И ожидать результатов работы правоохранительных органов на сегодняшний день оснований нет. По крайней мере, у меня», - подчеркивает правозащитник.

«Реформы, которые проходили в полиции, они фактически поломали структуру и работу оперативных служб, не создали базу преемственности. И сегодня мы понимаем, что эти преступления не единичны и не последние в списке потенциальных жертв», - резюмировал наш собеседник Эдуард Багиров.