Говорят, что немецкие мужчины запросто забирают себе половину домашних дел. Правду говорят. Иногда в семье об этом заранее договариваются. Или же, как у нас, разделение происходит как-то само собой.

Мой немецкий муж с огромным энтузиазмом забрал у меня право на стиральную машину. Он не то что сам стирает. Он делает это постоянно. Причем поскольку его собственные вещи только темных оттенков – стирает он, как заправский некромант, исключительно черные цвета. И мне приходится тормозить его порой и молить, что мне б неплохо постирать и белый. К белому и цветному муж не дотрагивается вообще. На них мне великодушно выделяется один конкретный день – в бесконечной карусели черной стирки.

Муж упоительно рассказывает всем и каждому, как я много и вкусно готовлю. Причем, этому почему-то все удивляются. Вот только готовлю я не так уж и часто. В половине случаев за плиту становится муж. У него есть три коронных блюда, которые он подхватил, путешествуя по Европе: итальянские пицца и лазанья, и шведский несладкий пирог из слоеного теста. И если вовремя его не затормозить, на выходе получишь один из трех. За два года эта неизменная тройка настолько мне надоела, что я всеми силами пытаюсь удалить мужа с кухни. Но бывает, что опаздываю, и опять получаю на тарелке гигантскую лазанью.

Почти все подаренные ему деньги или сертификаты на Амазон муж тратит на электронные книги. А когда я посмела заикнуться о том, что электронные книги можно при большом желании получать и бесплатно, мне в лоб прилетело: «Ты что, воровка?» Охрана интеллектуального труда в Германии – не пустой звук. Причем как на законодательном (безумные денежные штрафы за скачивание, к примеру, с торрента), так и на подсознательном уровне.

Муж всеми силами старается усадить меня за руль. У меня есть российские права. Но чтобы получить немецкие – мне практически заново надо проходить всю автошколу и сдавать экзамены. Сейчас я где-то на середине пути. Теория сдана, осталась практика. И муж чуть ли не каждый день расписывает мне в красках, как это здорово рулить по автобану. В Германии человек без прав – это не человек. И меня с маниакальным упорством пытаются интегрировать в местное сообщество водителей.

Еще немцы очень трепетно относятся к личному пространству – также и у своих близких. У нас в квартире есть негласные моя рабочая зона, есть рабочая зона мужа и есть общая. Если кто-то из нас в данный момент находится в своей рабочей зоне, второй будет терпеливо ждать, пока первый закончит. В этом, мне кажется, немцы похожи с русскими. По крайней мере, мне такое разделение привычно и комфортно.

Так что нет, менталитет не торчит из-за всех щелей. И разница воспитаний не особо-таки и мешает. Хотя немец немцу рознь.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале