В I полугодии 2020 года общая сумма расходов ГП НАЭК "Энергоатом" составила 3,39 млрд грн, в основном за счет ущерба от курсовых разниц. Об этом сообщили в Энергоатоме, передает УНН.

Там убеждены, что если бы не курсовые разницы, то прибыль ГП в I полугодии этого года составила бы 743 млн грн.

"Увеличение общей суммы расходов ГП “НАЭК “Энергоатом” в I полугодии 2020 года в сравнении с I полугодием 2019 года сложилось в основном за счет ущерба от курсовых разниц в сумме 3,39 млрд грн. Если исключить влияние этого фактора на финансовый результат, то прибыль ГП “НАЭК ”Энергоатом“ за I полугодие 2020 года составила бы 743 млн грн.

За I полугодие 2019 года в связи со снижением официального курса НБУ на 30.06.2019 ГП НАЭК „Энергоатом“ получило прибыль от курсовых разниц в сумме 1,47 млрд грн, что отражено в составе прочих операционных доходов. Если исключить этот фактор, финансовым результатом компании в I полугодии 2019 года был бы ущерб на сумму 357 млн грн”, — добавили в НАЭК.

Впрочем, экономисты с такой логикой “Энергоатома” не соглашаются. Юрий Гаврилечко напоминает, что в I полугодии этого года курс гривны был выше, чем тот, который заложили депутаты в бюджет на текущий год.

“Поскольку продажи компании „Энергоатом“ идут в гривне, то единственное, что могло стать следствием укрепления гривни — это уменьшение операционных расходов, а не увеличение”, — отметил он.

Банальная логика и здравый смысл говорит о том, что компания, которая работает на внутреннем рынке, при ревальвации национальной валюты и при использовании в своих операционных расходах каких-то импортных составляющих, получает уменьшение этих операционных расходов, добавляет экономист.

“Из-за того, что стоимость валюты меньше, чем закладывалась в финансовый план. Соответственно, никаких убытков из-за курсовой разницы в I полугодии 2020 года не могли получить даже теоретически”, — объясняет Гаврилечко.

Не могла привести курсовая разница к миллиардным убыткам, даже при условии рекордного увеличения “Энергоатомом” операционных расходов, говорит специалист.

“Смотрите: в прошлом году у них был профицит 1,47 млрд, а сейчас дефицит в 3,39 млрд. То есть разница вместе в 5 млрд грн, за счет чего? Так не бывает. Даже если они меньше продавали, а доля операционных расходов в себестоимости единицы продукции увеличилась — сами по себе операционные расходы не могли настолько возрасти из-за курсовой разницы.

Разве что они в этом году приобрели топлива за рубежом. Но, опять же, приобретение топлива должны заложить в финансовый план. И если оно покупалось за валюту — то они за ту же гривну, которую получили в качестве дохода от проданной электроэнергии, купили бы больше этого топлива. Или по более низкой цене, так как доллар был дешевле”, — говорит Гаврилечко.

“Энергоатом” не мог испытать миллиардные убытки из-за курсовой разницы, даже если компания брала кредиты, добавил эксперт.

“Потому что для гривневых кредитов ничего не менялось, а валютные из-за укрепления курса гривны стали дешевле в обслуживании”, — пояснил он.

Экономист подозревает, что государственный “Энергоатом” “рисует” себе миллиардные убытки. Компании может быть выгодно это по двум причинам, говорит он.

“Первая — это подготовка Энергоатома к приватизации. Когда у тебя из воздуха возникает убыток, то стоимость лота уменьшается, потому что потенциальный инвестор якобы укладывается в убыточное предприятие.

Вторая — это подготовка украинцев к увеличению тарифов, по которым будет продаваться электроэнергия. Потому убытки компании покрываются либо за счет увеличения объемов продаж продукта или его стоимости. Увеличить объемы продаж электроэнергии вряд ли удастся — украинская экономика за эти 9 месяцев упала где-то на 12%, соответственно электроэнергии она потребляет меньше. А если невозможно увеличить продажи — увеличивается цена на продукт. Вот такие два варианта”, — говорит Гаврилечко.

Напомним, в первом полугодии “Энергоатом” скатился в убытки 2,6 млрд грн против 1 млрд грн прибыли прошлого года. Основной причиной называют расточительство и продажу атомной электроэнергии по заниженной цене.

В то же время зарплата руководителя “Энергоатома” Петра Котина во время карантина достигала 300 тыс. грн в месяц при ограничении в 42 тыс. грн. Также он выдавал премии своим подчиненным.

Ранее сообщалось, что убыточный “Энергоатом” ищет пиарщиков за 4 млн грн.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале