Андрей Вигиринский уверен, что вопрос цены на газ никогда не удовлетворит украинцев, поскольку мы являемся неплатежеспособным покупателем газа.

Об этом аналитик рассказал интернет-изданию Новости Украины — From-UA.

Вигиринский объяснил, в чем заключается смысл поднятия, а теперь снижения цены на газ.

«Смысл в последовательности государственной политики. Мы с вами берем от общего к частному. Общая государственная политика заключается в том, что вопрос ценообразования на поставку газа у нас стал либеральным в силу закона о рынке природного газа, где цена на газ для всех потребителей, как для коммерческих предприятий, так и для физлиц и домохозяйств, определяется рынком. Что такое рынок? Баланс спроса и предложений. С учетом того, что мы не являемся самодостаточными с точки зрения добычи газа, мы ориентируемся на международный рынок, то есть платим столько, сколько платят в европейских странах. Такая политика была принята в 2015-2016 гг., и ее постепенно реализовывают. Была льготная цена, был переходной период, и вроде бы в прошлом году отчитались о том, что все, с лета переходим на рыночную цену. Никого это вообще не беспокоило, пока рыночная цена была низкой, 150-170 долларов. Сейчас газ на международных рынках, на европейском хабе стоит 258 долларов, без учета доставки. Конвертируйте это в курс гривны к доллару — и получим почти 8 тысяч. Почему такая цена? Сейчас отопительный сезон, сейчас пиковый сезон, сезон высоких цен. Если мы на уровне государственной политики приняли для себя решение реализовывать рыночные отношения в части поставки газа, то они вот такие: летом цена на газ 100 долларов, зимой — 250-300 долларов. А через год будет 400, а через два, может, будет 50, а может, 500, потому что были же цены по 500 долларов, и это не такая давняя история. Но такое решение принято, и оно людей не беспокоит до того момента, пока цена не растет. Когда цена выросла — начинает беспокоить», - говорит он.

Аалитик отмечает, что формула «цена газа равна стоимости на хабе без доставки» сейчас не работает и привел пример того, как это было раньше.

«Государственные институты, пока цена низкая, говорят, что такой низкой цены на газ не было никогда в жизни, это только рыночные реформы привели нас к такому невероятному успеху — тут они на коне, мы красавцы, мы реформаторы. Но они прекрасно понимают, и президент в том числе, что цена — это же динамическая история: сегодня такая, завтра другая. И вот когда наступит момент в жизни, особенно зимой, когда цена вырастет, люди начнут негодовать. Но ты же должен к этому готовиться? Но он не подготовился. И поэтому прилетел из Буковеля — и у него срочное совещание. А что ты можешь сделать? Витренко предложил: цена газа равна стоимости на хабе без доставки. Такие варианты уже когда-то прорабатывались, но это уже не цена рыночного регулирования, это цена, при которой государство административно влияет на монополиста. «Нефтегаз» будет кричать, на это будут кричать представители Европейской комиссии, по этому поводу будут кричать представители МВФ, рассказывать о том, что, ребята, если вы делаете административно устанавливаемую цену, соответственно, вы делаете какого-то поставщика последней надежды. И этим поставщиком опять станет «Нефтегаз». Если «Нефтегаз» станет поставщиком для газсбытов, а газсбыты будут продавать газ населению, вы опять убиваете рыночные отношения. Соответственно, это не является решением проблемы, это, опять-таки, временная мера. Временная мера перед чем? Перед, опять-таки, рыночными отношениями, пока мы не поменяем закон. Но мы его не поменяем. Одно дело говорить, а другое менять. Менять его никто не будет», - говорит собеседник.

Андрей Вигиринский также объяснил, почему почему рыночные отношения в бедной стране просто невозможны.

«Проблема такая была в 2019 году, когда Зеленский, будучи кандидатом в президенты, говорил о тарифах, он такой же и остался, что рыночные отношения в бедной стране невозможны, потому что мы не являемся платежеспособными покупателями газа. В Европе расходы домохозяйства на отопление, электричество, газ и плюс топливо (заправка автомобиля) составляют в среднем до 10% дохода. Чтобы это было в пределах 10%, домохозяйство должно зарабатывать 2-3 тысячи долларов. Много у нас домохозяйств, которые официально зарабатывают 2-3 тысячи долларов? У нас их массово нет, а раз так, то мы всегда будем находиться в ситуации, когда государство будет устанавливать административно регулируемые цены, всегда будут субсидии, всегда будут недовольные, всегда будут митинги. Поэтому Витренко предложил, но он предложил только на отопительный период», - сказал он изданию.

Резюмируя, аналитик рассказал и спекулятивности в вопросе продажи газа населению.

«Есть второй момент, спекулятивный: а почему «Нефтегаз» покупает импортный газ летом, когда он стоит 100 долларов, и продает его населению зимой по 200? Пусть продает по 100. Но тут вам ответ будет очень простой: потому что концепция работы «Нефтегаза» предусматривает получение прибыли. Компания выполняет функцию предпринимательской деятельности, а не функцию социального обеспечения. И так или иначе, когда вы что-то продаете по цене, ниже рыночной, вы формируете убыток. На любом предприятии, когда вы будете работать себе в минус, этот убыток должен кто-то погашать. Я напомню, как погасили задолженность, которая образовалась у Кабмина перед «Нефтегазом» за выполнение его обязательств. Это схема, которую провели через законопроект и компенсировали. Кабмин перечислил деньги «Нефтегазу», «Нефтегаз» перечислил деньги «Укрнефти», «Укрнефть» перечислила деньги по налоговому договору, «Укрнефть» обязалась поставить какой-то объем газа «Нефтегазу», вот и все», - подытожил он.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале