Решение СНБО в отношении председателя Политсовета партии ОПЗЖ Виктора Медведчука и его супруги Оксаны Марченко, предусматривает применение персональных санкций сроком на три года в виде блокирования активов, предотвращения вывода капитала за пределы Украины и других ограничений.

Об этом сообщил председатель Комитета Ассоциации юристов Украины по конституционному праву, административному праву и правам человека Никита Жуков.

Этот перечень санкций в решении не является исчерпывающим, уточнил специалист, поскольку в нем указывается, что к этим лицам могут применяться и другие санкции. Что понимается под понятием «другие санкции», непонятно.

По словам Жукова, в основном различий между санкциями в отношении народного депутата Украины Тараса Козака и санкциями в отношении Медведчука и Марченко нет. По его мнению, такой неодинаковый подход и в строфе санкций, и в объеме раскрытых персональных данных может свидетельствовать о том, что Тарас Козак, в понимании СНБО, действительно является более опасным лицом в сфере осуществления «террористической деятельности».

Также Никита Жуков обратил внимание на то, что в отличие от санкций по нардепу Козаку, среди оснований для применения санкций к Медведчуку и Марченко указаны лишь имеющиеся предложения СБУ, предложения Верховной Рады отсутствуют. Юрист также рассмотрел вопрос законности упомянутого решения СНБО и соответствующего Указа Президента.

«Основания для введения санкций, порядок их введения четко предусмотрены Законом Украины "О санкциях". Согласно этому Закону, санкции могут применяться со стороны Украины относительно иностранного государства, иностранного юрлица, юрлица, которое находится под контролем иностранного юрлица или физлица-нерезидента, иностранцев, лиц без гражданства, а также субъектов, осуществляющих террористическую деятельность», – разъяснил юрист.

При этом, добавил Жуков, основаниями для применения санкций являются действия иностранного государства, иностранного юридического или физического лица, а также других субъектов, которые:

- создают реальные и/или потенциальные угрозы национальным интересам, национальной безопасности, суверенитету и территориальной целостности Украины;

- способствуют террористической деятельности и/или нарушают права и свободы человека и гражданина, интересы общества и государства;

- приводят к оккупации территории, экспроприации или ограничению права собственности, имущественным потерям, создают препятствия для устойчивого экономического развития, полноценного осуществления гражданами Украины принадлежащих им прав и свобод.

Итак, продолжил Никита Жуков, к гражданам Украины санкции могут применяться исключительно, когда те осуществляют террористическую деятельность.

Однако, обратил внимание Жуков, как и в отношении введенных санкций по Тарасу Козаку, так и в отношении санкций против Медведчука и Марченко возникает вполне логичный вопрос: если основания для введения санкций были, тогда почему им не сообщено о подозрении в совершении соответствующего преступления? Тем более, депутатскую неприкосновенность сняли, а Регламент ВРУ и УПК Украины четко предусматривают механизм сообщения о подозрении депутату.

Более того, сказал далее юрист, лицо можно считать осуществляющим террористическую деятельность, когда есть не только сообщение о подозрении, но и соответствующее решение суда, а такого решения на данный момент нет. Также, по словам Жукова, странным в этой ситуации выглядит то, что обществу не предоставлено никакого подтверждения «террористической деятельности» Виктора Медведчука и Оксаны Марченко.

Кроме того, сообщил юрист, применение санкций выглядит логичным, когда они применяются к иностранным субъектам – Украина таких лиц не может привлечь к уголовной ответственности, следовательно, единственным эффективным механизмом остаются санкции.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале