Достигнутые Украиной и Россией договоренности по газовому вопросу один из лидеров оппозиционного блока «Не Так!» Степан Гавриш назвал вполне ожидаемыми. Он пояснил корреспонденту From-UA, что «Украина владеет креативным экономическим инструментом, которым являются газопроводы. Понятно, что в этих условиях Россия не смогла дальше действовать путем ультиматумов, как и Украина. Стороны были обречены подписать компромисс».

Этот компромисс Степан Богданович назвал «довольно сложным». По его мнению, «он не настолько выгоден Украине, как это выглядит на первый взгляд, поскольку цена в $95 является достаточно серьезной травмой для украинской экономики. Она к этой цене не готова. С другой стороны, Россия впервые оказалась в ситуации серьезной угрозы, в качестве страны, которая может серьезно дестабилизировать не только экономические, но и политические процессы в мире. Именно эти угрозы вызвали серьезные дискуссии в Европейском Союзе».

Народный депутат считает, что «эта угроза также связана с тем, что сегодня Европа не может реально диверсифицировать источники поставок из других стран. Чтобы не продолжать обострение этой дискуссии, Россия пошла на снятие этой проблемы. Хотя, без сомнения, на этом газовая тема Украины и России не завершена».

С. Гавриш убежден, что Украина так и не усвоила урок, полученный в ходе газового конфликта. Об этом, по его словам, свидетельствуют «победные заявления министра иностранных дел, что абсолютно недопустимо, поскольку дипломаты должны наоборот смягчать конфликт. Об этом же свидетельствуют заявления А. Ивченко о возможности начала судебного процесса относительно представителя «Газпрома» Куприянова».

«$95 - это не победа Украины, а первое, довольно серьезное поражение, - уверен народный избранник. - В будущем оно может обернуться серьезными проблемами в отношениях не только с Россией. Украина продемонстрировала, что она не является надежным и прогнозируемым партнером в геополитических играх, и готова в любое время, спекулируя на внутренних проблемах, демонстративно бороться, вместо того, чтобы искать инструменты диалога и компромисса».