В Лондоне продолжается рассмотрение иска Бориса Березовского к Михаилу Фридману о защите чести и достоинства. Накануне Березовский сообщил суду, что никогда не обсуждал с Михаилом Фридманом покупку ИД "Коммерсант" (слова Фридмана о том, что именно в ходе этого разговора Березовский ему угрожал, и стали предметом иска), а затем долго был вынужден толковать судьям королевского суда Великобритании смысл выражения "My vas zamochim" со ссылками на Владимира Путина. Михаил Фридман намерен появиться в зале суда завтра, пишет NEWSru.

Тема внимания Бориса Березовского к СМИ была подробно обсуждена в контексте приобретения истцом и его партнером Бадри Патаркацишвили ИД "Коммерсант". Сказав, что об Анатолии Чубайсе, Михаиле Фридмане и Владимире Потанине в качестве потенциальных покупателей "Коммерсанта" он лишь "слышал" в 1999 году, Березовский подтвердил, что идею покупки ИД с Фридманом никогда не обсуждал.

В ответ на это адвокат истца Дезмонд Браун попросил прокомментировать слова Михаила Фридмана, утверждающего в своих показаниях, что Березовский угрожал ему во время телефонного разговора. "Господин Фридман сказал, что вы употребили тогда фразу, - здесь мистер Браун споткнулся, - "My vas zamochim". Что это означает?"

Вопрос поиска адекватного перевода фразы Бориса Березовского нисколько не смутил. Недолго раздумывая, бизнесмен ответил, что лучше президента России смысл фразы про "замочим" еще никто не раскрыл. Однако Березовский, видимо, не учел, что в Великобритании со ставшим в России крылатым обещанием Владимира Путина "мочить террористов в сортире" почти незнакомы. Попытки истца пояснить, как многозначен в русском языке глагол "мочить", привели к недоумению адвокатов. Они задавали простой вопрос: обычное ли дело для бизнеса и власти в России - изъясняться на арго?