Депутат, экс-глава управления по борьбе с организованной преступностью считает, что предсмертная записка экс-министра внутренних дел Юрия Кравченко написана не его рукой, передает Украинская Првда.

"В газетах я видел фотографию предсмертной записки. Это не почерк Кравченко - я прекрасно знаю почерк Юрия Федоровича, много лет с ним проработал", - отметил Джига.

По его словам, он постоянно созванивался с Кравченко перед смертью.

"Ему словно не хватало общения. Он очень переживал, говорил: "Найдут двух отморозков, и те дадут показания против меня... Надо же власти отчитаться о раскрытии резонансного дела", - процитировал слова Кравченко Джига.

"Когда арестовали Пукача, он очень волновался, опасался, что того чем-то напоят или еще как-нибудь воздействуют и он даст показания на Юрия Федоровича. Что тот якобы давал указания о слежке за журналистом", - добавил он.

Последний раз Джига перезвонил Кравченко, услышав, что он сбежал от прокуратуры в Россию.

"Я ему позвонил. "Вы где?" - спрашиваю. - "Как где? Дома. Завтра меня вызывают", - говорит. Я ему советую: "Идите, не бойтесь, вы же ни в чем не виноваты". Он мне ответил, что все понимает и собирается пойти. А наутро - вот такая беда", - рассказал экс-подчиненный Кравченко.

Джига уверен, что за Кравченко велось наружное наблюдение и требует расследовать этот факт.

Также он рассказал о том, что жена Кравченко, зайдя в гараж после его смерти, нашла там чужие следы и натоптанный снег.

"День выдался снежный, и было хорошо видно очень много чужих следов. А ведь она зашла в гараж, когда там никого, кроме мужа, не было. Кроме того, в прессе проскочила информация о том, что на правой руке Кравченко были сломаны два пальца", - рассказал Джига.

По словам Джиги, Кравченко не вел своего расследования дела Гонгадзе.

Он также затруднился комментировать версию, что заказ на Георгия Гонгадзе "шел по линии Юрий Дагаев - Эдуард Фере (руководитель аппарата министра внутренних дел в то время)".

"Трудно что-нибудь сказать. Фере был опытным и матерым сыщиком, считался учителем Кравченко. Он не имел административных полномочий давать указания, хоть был при Юрии Федоровиче очень влиятельным", - ответил он.

Джига назывался депутатами-"регионалами" одним из претендентов на должность министра внутреннх дел, пока эту квоту не отдали Президенту.