Во время панихиды младший брат Михаила Евдокимова Константин не выдержал напряжения и упал в обморок, пишет Жизнь.

Константин принимал в подготовке всех мероприятий, устроенных в память о Михаиле Сергеевиче, самое активное участие. Сказалось и напряжение всего года – смириться с тем, что любимого брата больше нет среди живых, Константин так и не смог.

Во время освящения часовни на месте гибели Михаила Сергеевича Константин крепко держал за руку и свою жену, и вдову Галину Николаевну. Плакали все присутствующие, от мала до велика. А эти трое крепились изо всех сил…

После освящения часовни Архистратига Михаила Константин первым вошел внутрь и поставил свечу за упокой души брата. Поставил и разрыдался. Александр Панкратов-Черный, шедший за ним, подхватил его под локоть.

В тот же день на кладбище в Верх-Обском священник Дионисий из Бийска служил панихиду по усопшему Михаилу Евдокимову. В этот миг облака разбежались, небо стало лазурно-голубым, а с берез посыпались золотистые сережки.

Вдруг среди род­ственников Евдокимова кто-то ахнул:

– Валерьянки надо, валерьянки!

Константин Евдокимов не выдержал напряжения, ему стало плохо, и, потеряв сознание, он стал клониться к земле. Его подхватил под руки стоявший рядом актер Александр Михайлов. Кто-то бросился к дежурившей неподалеку машине «медицины катастроф», кто-то достал нашатырь. Через минуту санитар и Михайлов уже вели Константина к машине, там усадили, привели в чувство, измерили давление, сделали укол.


Константина пришлось под руки вести к машине