...Владимира Шубу, снятого год назад Васильевым. Но в Днепре это было воспринято отнюдь не как достижение революционной власти…

Скорее, это назначение понимают, как предсмертную судорогу кучмовского режима, доживающего последние дни.
Дабы читатели поняли, кому на переходной период вверили закон и Днепропетровский регион, предлагаем освежить в памяти трудовой путь сего фигуранта, познакомившись с подборкой „The best” публикаций „Украины криминальной”, подготовленной их автором Олегом Ельцовым. Речь в них – о Владимире Шубе и его окружении.

Справка

Шуба Владимир Васильевич, прокурор Днепропетровской области с июля 2000 года. Родился 1 августа 1953 г. в Харькове, закончил Харьковский юридический институт, был заместителем прокурора Деснянского района Чернигова; прокурором Ужгорода; первым заместителем прокурора Днепропетровской области, в 1996-2000 гг. возглавлял прокуратуру Автономной Республики Крым.

С водкой меры не знал…

С деятельностью Шубы в Крыму связан ряд громких скандалов. Одни связаны с ликероводочным бизнесом, другие – с незаконным арестом двух министров крымского правительства: Людмилы Денисовой и Николая Орловского.

Говоря о прокуроре Шубе, нельзя не привести текста записи „от Мельниченко”, датированной 24 мая 2000 года. Глава ГНАУ Николай Азаров докладывает Леониду Кучме: „В связи с тем, что вы говорили по Шубе, я дал задание и мне привезли информацию агентурную. Значит, он держит там несколько предприятий. Ну, например, предприятие „Союз-Виктан”, производящее ликероводочные изделия с годовым оборотом более 500 миллионов гривен. Ежемесячно директор предприятия передает Шубе от 20 до 25 тысяч долларов США. Винно-водочный завод „Лидия”, предприятие по производству ликероводочных изделий. Акцизные марки выдаются без каких-либо проблем потому, что акцизными марками занимается его жена. Люди там просто боятся, Леонид Данилович. Директор предприятия Погосян ежемесячно передает Шубе 10-15 тысяч долларов – 20% от объёма произведённой продукции. Через это предприятие Шуба решает вопросы приобретения дорогостоящих товаров.

Теперь „Германия-Крым, Крым-Германия” находилось под непосредственным контролем Шубы. Руководитель предприятия Шаманин был непосредственно связан с преступными группировками. Из-за попустительства Шубы Шаманин сейчас в бегах, в прошлом году при очередных разборках убили жену Шаманина. Ещё один директор предприятия лично передает Шубе 15 тысяч долларов. А вот директор предприятия „Изумруд” отказался платить. Как результат два года уже его проверяет милиция, налоговая служба…”.

Невзирая на то, что оригинальность записей Мельниченко доселе не признаны украинской прокуратурой, разведданные Азарова относительно Шубы подтверждаются упрямыми фактами. Так правоохранительные органы заинтересовались „Союз-Виктаном” лишь после отъезда бывшего Шубы из Крыма (напомним, что директора компании „Союз-Виктан Ltd” Андрея Охлопкова и его первого заместителя Виктора Удовенко в ноябре 2001-го обвинили в организации убийства).

Теперь относительно упомянутого Азаровым ЛВЗ «Лидия». В частности, был задокументирован факт поставки „Лидией” в адрес предприятий „Черноморский торговый дом” ЧП Щербань Ю. В., и других фирм, водки с незаконно полученными марками акцизного сбора. Материалы по этим фактам были направлены в прокуратуру АРК, которая возбудила дело № 8180 от 24. 05. 99. по ст. 153-1 УК Украины. Однако следствие практически не велось, обвинение должностным лицам „Лидии” не предъявлялось. В марте 1999 года на складе ЛВЗ „Лидия” было обнаружено 7400 бутылок водки с фальшивыми акцизными марками. Материалы попали в прокуратуру АРК, но уголовного дела не возбудили. Напомним: вопросами акцизных марок в налоговой администрации полуострова ведала супруга прокурора Шубы Ирина Константиновна.

О супруге и особенностях ее карьеры (из досье «УК»)
Через четыре месяца после назначения Шубы прокурором АРК, его жена получает в Минюсте Крыма свидетельство о праве на занятие нотариальной деятельностью. Все соответствующие документы по сей день находятся на полуострове. Однако, среди этих документов отсутствует один, чрезвычайно важный:
подтверждение о прохождении стажировки, необходимой по закону для занятия должности нотариуса. Точнее, мы очень надеемся, что такого документа там нет, иначе речь может идти не иначе как о его фальсификации. Дело в том, что прохождение стажировки оформляется исключительно приказом начальника управления юстиции, а трудовая книжка стажирующегося находится в отделе кадров управления. Этот период засчитывается в общий трудовой стаж. Автору удалось выяснить, что такой записи в трудовой книжке нет, кроме того Ирина Шуба предоставила не все документы, необходимые для выдачи свидетельства.

Тогдашняя начальница Днепропетровского облуправления юстиции Евгения Шанина на „дружеский” звонок Владимира Шубы с просьбой “решить этот мелкий вопрос без прохождения предусмотренной законом стажировки” отказала. Вернувшись в Днепропетровск через четыре года, Владимир Шуба вспомнил о существовании Шаниной. Для начала он добился отстранения от должности, а затем и увольнения её мужа - заместителя председателя Бабушкинского районного суда Днепропетровска за то, что он слишком часто выпускал подсудимых из под стражи на подписку о невыезде. Хотя днепропетровские судьи говорили нам, что Шанин отпускал лишь тех, кого арестовывали неправомерно, а выносил оправдательные приговоры тем, на кого прокурорские следователи ни чего не смогли найти. Потом „помог” отправить Евгению Шанину на пенсию. У нас есть основания предполагать, что, начав „копать” под Шанина и его семью, областная прокуратура использовала самые различные методы, вплоть до негласного прослушивания телефонных разговоров судьи.

Имелись письменные запросы в телефонную компанию „Оптима телеком” и управление охраны здоровья о предоставлении распечатки телефонных разговоров. Впрочем, автор не исключает, что следы прокурорских „шалостей” исчезнут из книг регистрации корреспонденции (о других криминогенных действиях четы Шуб см. Примечание).

Если у „Лидии” и „СВ” во времена Шубы проблем не наблюдалось, то у их конкурентов было сверх меры. Первой жертвой стал „Пищепром”, одной из основных статей дохода которого был выпуск ликероводочной продукции на четырех крымских предприятиях. Его постиг запрет на получение спирта на спиртзаводах Украины и справок-разрешений на выдачу акцизных марок. При организации банкротства „Пищепрома” была использована классическая схема с последующей скрытой приватизацией предприятия. Дабы „добить” „Пищепром”, прокуратура возбудила уголовное дело по статье 86-1 УК Украины в отношении руководства фирмы „Кредо ЛТД”, производившего вексельные взаимозачеты предприятий АРК и таким образом способствовавшего погашению задолженности „Пищепрома” перед бюджетом.

Подобных примеров немало. В апреле 1999 года руководство КПП „Изумрудный” Джанкойского района обратилось в ГНА АРК с просьбой выдать акцизные марки для выпуска спиртосодержащей продукции. предприятие оформило необходимую документацию, сделало требуемые платежи. Однако, в августе 1999 года „Изумрудный” получил вместо 500 тысяч акцизных только 300 тысяч. Администрация хозяйства подала иск в арбитражный суд Крыма на незаконные действия ГНА АРК. Рассмотрение иска неоднократно приостанавливалось и переносилось по многочисленным ходатайствам прокурора АРК Шубы. Затем эти ходатайства были признаны необоснованными. С момента подачи иска предприятие осознало что означает целеноправленное давление со стороны правоохранительных органов. ГНА АРК провела незаконные операции по изъятию имущества КПП. Впоследствии оно было возвращено через суд владельцу.

Тайная жизнь прокурора Шубы - ДНЕПРОПЕТРОВСКИЙ ПЕРИОД (ОБНОВЛЕНО)


часть ІІ.

Одновременно с прокурором Шубой в Днепропетровск вернулся известный аграрий, некогда председатель передового совхоза „Долинский”, а затем агрофирмы „Наукова” Иван Чёрный.

И снова водка

Одновременно с прокурором Шубой в Днепропетровск вернулся известный аграрий, некогда председатель передового совхоза „Долинский”, а затем агрофирмы „Наукова” Иван Чёрный. Во времена правления Павла Лазаренко на Чёрного „наехали” чеченцы и отбили агрофирму в пользу „хозяина”. Чёрный съехал в Россию, а в 2000 году его пригласили назад в „Наукову”. То, что его возвращению в Днепропетровске радовались не все, и преимущественно из-за ликероводочного производства, Иван Павлович понял сразу после смены областного прокурора.
Первое серьёзное столкновение с ведомством Шубы привело к значительным потерям материальных средств и вынужденному знакомству с бизнесменом Крупенниковым. С завода украли 660 000 бутылок. Делом занялась областная прокуратура. Приняли решение продать водку в пользу бюджета. Но… треть бутылок делась неведомо куда, а остальные 440 тысяч почему-то передали фирме „Укррос”, за которой, как выяснилось, стоял Крупенников. Тот самый, которого городская молва связывает родственными узами с Шубой. Чёрный попробовал протестовать – 19 марта 2001 года подался в Кабмин с отчётом о состоянии дел в агрофирме. События того дня напоминают мрачный детектив.

Едва Чёрный пересёк на автомобиле черту города, как позвонил главный агроном Деревянко с тревожным сообщением из надёжных источников, что Чёрного будут „выпасать” в Киеве и на трассе, надо переночевать в столице, а домой выезжать только засветло. На душе у Чёрного, как говорится, заскребли кошки, но – дело превыше всего. Отчёт прошёл успешно и, до сих пор сам не зная почему, директор агрофирмы всё-таки решил рвануть домой. За рулём был сам. Уже когда поздним вечером миновал поворот на Верхнеднепровск, был внезапно ослеплён сразу двумя автомобилями. Выскочивший из-за них джип явно шёл на таран. Иван Павлович на скорости 60 километров в час свернул на обочину. Дальше – провал. В Днепропетровск его доставила „Скорая помощь”. Как сказали потом в милиции, пострадал не от лобового удара, а от взрывного устройства, заложенного под днище, скорее всего, ещё в Киеве. Потянулись долгие месяцы лечения. Но и до сих пор директор „Науковой” ходит с трудом.

Рассказывает Иван Павлович Чёрный:

„Спустя несколько дней после возвращения из Киева получил вызов в областную прокуратуру. Четыре раза приезжал, ковылял на костылях к дежурному, но всякий раз получал отказ, мол, приезжайте в другой раз. Наконец на пятый раз меня соизволил принять областной прокурор Шуба. И сразу же говорит: „Ты знаешь, с кем ты связался со своей ликёроводкой? Эта фирма „АРГО” - бандюги, такие-сякие, зачем принял их?” Отвечаю, что люди серьёзные и не я принимал решение, рекомендация поступила от Президиума Академии. В ответ: „Вот есть такое ООО „Днепропетровский ликёроводочный завод”, пускай их людей и пусть работают”. А это ООО – и есть Крупенников. Нет, говорю, не будут они работать, они вместе с бывшим директором уже так наработали в своё время, что оставили завод без двух линий, вырезали их, оставили более 16 миллионов долгов за спирт, за бутылки и за всё остальное. И вообще, у меня есть распоряжение Президента Украины „О сохранении целостного имущественного комплекса агрофирмы „Наукова”. А Шуба мне и говорит: „Президент далеко, а я тут. Пусть он мне напишет записку, что ты единолично управляешь ликёроводкой”. А кто вы такой, говорю ему, чтобы Президент вам писал…”.

Злополучный ООО „ПКС-Арго”, упомянутый в разговоре Шубы с Чёрным, за который развернулась нешуточная битва, учредил в 1996 году бывший преподаватель Киевского автодорожного института, сын мигранта из Кореи Сергей Лигай. Идея вложить деньги в водочное производство появилась летом 2000 года. Выбор пал на Днепропетровский ЛВЗ, который долго простаивал, не имея собственных оборотных средств. 15 декабря 2000 года был заключен договор аренды: ООО должно было платить „Науковой” 120 тыс. грн. в месяц. 12 апреля 2001 года фирма получила лицензию на производство ликероводочной продукции. 12 мая на завод пришла партия спирта, началась его переработка. Но 22 июня 2001 года, как только „Арго” запустила на заводе производство, прокуратура Днепропетровской области обратилась в суд с представлением о признании договора об аренде оборудования ДЛВЗ недействительным. Сразу после этого Днепропетровская ГНИ отказала обществу в выдаче акцизных марок, поскольку ставила под сомнение правомерность деятельности фирмы. Производство пришлось остановить. 13 ноября ГНИ Днепропетровского района инициировала судебный процесс о банкротстве ООО „ПКС-Арго”.

В разгар судебной войны между фирмой и облпрокуратурой, к Лигаю явился криворожский бизнесмен Константин Крупенников. Назвался, по словам друзей Лигая, родственником прокурора области и заявил: если Лигай не захочет работать с ним, то ему прокуратура не даст работать вообще. И действительно, по сведениям СМИ, когда Крупенников был ввёден в состав соучредителей ООО, облпрокуратура отозвала апелляцию на судебное решение о признании договора на аренду ДЛВЗ действительным. При этом доля Лигая уменьшилась до 25% а Крупенников вскоре получил 70%. 20 февраля 2003 года „ПКС-Арго” должна была опять начать производство на ДЛВЗ. Но на два дня раньше, 18 февраля, произошло убийство, которого на самом деле не было. Как заявили позже прокуратура, милиция, СБУ – прессу просто использовали для запуска „дезы”. Лигай оказался в тюрьме.

К слову, у тогдашнего генпрокурора Пискуна была возможность убедиться в нечистоплотности своего днепропетровского наместника. Но этого не случилось. Мы предоставляем читателю возможность сделать собственные выводы, познакомившись с выдержками из письма супруги арестованного Лигая на имя генпрокурора Пискуна.

„Уважаемый господин Генеральный Прокурор!

Прошу Вас вмешаться и прекратить беспредел, организованный прокурором Днепропетровской области Шубой В.В. и его родственником Крупенниковым К.А. в отношении моего мужа Лигай Сергея Андреевича.

18 февраля, находясь дома в Киеве, из телевизионного репортажа, а затем и из газетных публикаций, мой муж и я узнали, что в г. Днепропетровске убит руководитель фирмы „Арго”… А через день вышло новое сообщение, что убийства не было, а была инсценировка, организованная органами правопорядка. Якобы, было заказано убийство соучредителя фирмы Крупенникова и заказчиком является мой муж Лигай Сергей Андреевич. Как указывается в газетных статьях и сказано в телевизионном выступлении прокурора Днепропетровской области Шубы - с целью завладения контрольным пакетом акций.

Господин Генеральный Прокурор, позвольте мне дать разъяснения по всем вопросам этого сфабрикованного дела:

…В это время [январь 2002г.] и появляется Крупенников с предложением работать вместе. Представившись родственником прокурора Шубы, он фактически шантажировал моего мужа. Поставил условие: „Либо мы работаем вместе, либо работать тебе не дадут, „Батя” (так он называет Шубу) разрешит работать только вместе со мной. А надо сказать, что до прихода на ликероводочный завод фирмы моего мужа, Крупенников, который, как выяснилось, является ставленником и ширмой Шубы., входя в состав учредителей фирм ООО ДЛВЗ (1999 г.) и ООО „Екатеринослав” (2000 г.) активно боролся за то, чтобы арендовать или выкупить именно этот Днепропетровский ликероводочный завод. Но безрезультатно. После этого он появился на заводе. Это может подтвердить любой работающий здесь. В подтверждение того, что Крупенников действительно действует от лица Шубы, он обещает, что апелляция из суда будет отозвана и он поможет решить вопрос с кредитом, взятым в банке „Мрия”. И действительно, прокуратура свою апелляцию отзывает, а друг Шубы директор Центрального Днепропетровского рынка „Озёрный” дал деньги для закрытия кредита в один миллион гривен, взятого в банке.

Под давлением прокурора области, попавший в безвыходное положение, замученный многочисленными судебными разбирательствами, имея миллионный кредит, который требовал срочного погашения, поставленный перед выбором, мой муж вынужден был согласиться на поставленные условия о приёме Крупенникова в соучредители ООО „ПКС-АРГО”, где доля Крупенникова составила 25%. На тот момент никто не понял, что единственной целью прокурора Шубы было - не дать заводу начать работать. А свой человек в фирме был нужен ему для контроля за обстановкой и получения необходимой информации для Шубы.

…Шубе очень выгодно то, что днепропетровский рынок наводнен водкой низкого качества, а ДЛВЗ и „Злагоду” он задавил своими бесконечными проверками, И никому не интересен тот факт, что в марте 2002 г. продукция фирмы „ПКС-АРГО” за высокое качество удостоена во Франкфурте Международного приза „Арка Европы Франкфурт - 2002”. Это единственная фирма Украины, чья водка официально признана в странах ЕЭС.

…5 ноября 2002 г. завод был передан в аренду фирме ООО „Центросталь” с правом передачи в субаренду. Через Крупенникова Шуба передал, чтобы мой муж не заключал договор субаренды, обещая, что поможет решись вопрос о продлении договора аренды (№ К/3/1). Но 9 января 2003 г. дело о продлении договора аренды (№ К/3/1) в суде было проиграно фирмой мужа. Сообразив, что его просто обманули и, не желая сдаваться, с целью не дать загубить начатое дело, мой муж после длительных переговоров заключил договор субаренды между ООО „Центросталь” и ООО „ПКС-АРГО” от 29 января 2003 г. После этого фирма вернулась на завод и стала готовить его к производству.

4 февраля 2003 года мой муж вернулся домой (г. Киев) очень расстроенным. Он сказал мне, что у него состоялся очень неприятный разговор с Крупенниковым, который передал ему слова „Бати” (Шубы): „Пусть не лезет. Уничтожу”. 20 февраля 2003 г. договор субаренды должен был вступить в законную силу, а 18 февраля против моего мужа была организована эта подлая провокация. Теперь мой муж арестован, а прокурор Шуба „расследует” резонансное „убийство” своего родственника Крупенникова, сфабрикованное им же.

Господин Генеральный Прокурор! Я верю в справедливость и с надеждой жду Вашего решения! С уважением, Лигай Любовь Васильевна”.

Шины, цветы, пентхауз

Во времена расцвета днепропетровского периода деятельности Владимира Шубы центральные телеканалы сообщили о разоблачении в Днепропетровске группы суперконтрабандистов. Позже выяснилось, что под „преступной группой” подразумевались СП „Лига”, проводившее таможенное оформление шин, а также ООО „Технооптторг”, специализировавшееся на их импорте. Под „контрабандой” имелось в виду расхождение в таможенных документах.

Под одной крышей с фирмой, заподозренной в контрабанде, в четырехэтажном офисном здании находится ещё одна. С другим названием, другими учредителями и несколько иным видом деятельности: она не импортирует товары, а занимается автосервисом и розничной продажей автозапчастей в сети собственных магазинов. Одна беда: в ассортименте магазинов данной фирмы присутствовали шины. Эти шины были арестованы, а затем по решению следователя областной прокуратуры проданы через некую фирму с очень подходящим названием „Доброе дело”. А средства, полученные от этого процесса перечислили на счёт областной прокуратуры. После чего Шуба сделал в ней евроремонт и по стечению обстоятельств приобрёл себе квартиру с пентхаузом в престижном жилом комплексе „Первозвановский” в самом центре Днепропетровска. Стоимость квадратного метра на момент покупки здесь зашкаливала за тысячу долларов, а г-н Шуба, заметим, обосновался более чем на двухстах „квадратах”. Вообще, ходят слухи, что личное состояние прокурора, якобы, исчисляется десятками „лимонов”. Не знаем, не считали. Парадокс же ситуации с шинами заключается в том, что Генпрокуратура после соответствующей проверки отдала распоряжение Шубе вернуть незаконно конфискованное имущество фирме. В результате, прокуратура ищет различные уловки, чтобы не возвращать деньги пострадавшим: судебная тягомотина длится не один месяц. Хотя некоторым другим деловым людям везёт значительно больше: у них с прокуратурой - полное взаимопонимание.

Уже через несколько месяцев после перевода из Крыма в Днепропетровск Шуба засветился в истории, связанной с уголовным делом, возбужденным следственным управлением СБУ по Днепропетровской области о контрабанде цветов на сумму около полумиллиона гривен. А также арестом 304 000 гривен на счету частного предпринимателя из Кривого Рога Натальи Шеремет. „Цветочная королева” дважды добивается приёма у заместителя прокурора области. По указанию последнего дважды (!) проверяется законность возбуждения дела по факту контрабанды и оба раза прокуратура дает ответ: нарушений в действиях СБУ не обнаружено. И лишь через несколько месяцев (очевидно, предчувствуя близкий арест) Шеремет добивается приёма у Владимира Шубы. Тот вдруг закрывает дело по статье 6 пункт 2 УПК (отсутствие состава преступления), а коммерсантка получает назад свои деньги и избегает уголовного преследования. Случай беспрецедентный. Все бы ничего, если бы не две детали. Вспомните, из какого города „происходит” водочный магнат Крупенников? Правильно, из Кривого Рога. Скажем больше, он не только земляк Шеремет, но и коллега по цветочному бизнесу. Точнее не он, а его супруга. И вторая деталь: Наталья Шеремет больше не торгует цветами. Что наводит на мысль: уж не предложили ли ей освободить рынок для соперницы в обмен на закрытие уголовного дела? А теперь самое интересное: ходят настойчивые слухи, что арестованные и „пропавшие цветы” на самом деле не пропали (специалисты утверждают, что они хранятся не на улице, а в рефрижераторах более недели), а были переданы коммерческой сети супруги Крупенникова.. Круг замкнулся.

В список заметных деяний Владимира Шубы можно было бы отнести еще не мало „подвигов”, но за неимением времени ограничимся лишь кратким упоминанием некоторых. Это заявления Шубы о наведении порядка в жилкоммунхозе Днепропетровска: в результате директора ОЖКПО „Южное” освободили из-под стражи в зале суда и сняли с него все обвинения. Шуба инициировал возбуждение уголовного дела против мэра г. Новомосковска Литвищенко по той лишь причине, что сей уважаемый муж, трижды избиравшийся мэром, перенёс мемориальную доску с кирпичной стены, обгаженной бомжами, к мемориалу Славы. Заметим – доска не находилась в национальном реестре и разрешения Кабмина на её перенос не требовалось. А чего стоит уголовное преследование днепропетровского производителя молочной продукции „Злагода”, развернутое прошлой весной! Это даже стало поводом для создания парламентской следственной комиссии. Доселе в замороженном состоянии пребывает уголовное дело по „Фонду помощи детям в критическом состоянии”, существующему при областной детской клинической больнице с 1994 года! Дело возбудили 25 июня прошлого года, в период мощной „рекламной кампании” Шубы в СМИ.

Подытожим: как видим, руководящая деятельность г-на Шубы, в его „прошлой” прокурорской жизни, ознаменована многими яркими эпизодами. Будем наблюдать, что новенького „натворит” Владимир Васильевич в своём втором пришествии...

*Примечание.
О служебном долге...

Чета Шуб, проживая в г. Днепропетровске, неоднакратно применяла различные „криминальные” приёмы, свойственные „заправским” аферистам - для получения или сохранения благ, привилегий, осознано нарушая Закон, который, в соответствии со служебным долгом, они должны были охранять... и не все должностнные лица, как, например, Евгения Шанина, ранее, так же прошедшая школу судьи Днепропетровского облсуда, имели мужество противостоять им в этом...

В надежде на карьерный рост, председатель Днепропетровского облсуда, Владимир Вихров, неоднократно совершал должностные преступления по „дружеской” просьбе первого заместителя прокурора Днепропетровской области, а с 1996 года - прокурора Автономной Республики Крым Шубы. Дело в том, что в стенах этого суда в 1992 - 1996 г.г. работала судьёй Ирина Константиновна Шуба, супруга нашего „героя”, если можно назвать „работой” её постоянное отсутствие на рабочем месте по причине мнимых „болезней”, на основании больничных листов, путёвок или без оных, из-за различных нервных срывов, скандалов, которые она регулярно закатывала сослуживцам.
Но давайте всё по-порядку...

В 1991 году прокурора г. Ужгорода Закарпатской области Шубу назначают первым заместителем прокурора Днепропетровской области.

На новое, постоянное место работы переводится и супруга фигуранта - профессиональный судья - Ирина Шуба. Постановлением Верховной Рады Украины № 2556-XII от 07.07.1992 года судья Шуба освобождена от исполнения обязанностей члена Закарпатского облсуда, а постановлением № 2557-XII - избрана сроком на 10 лет членом Днепропетровского облсуда.

Приступив в 1996 году к исполнению обязанностей прокурора Автономной Республики Крым, г-н Шуба забирает своё семейство на постоянное место жительство на полуостров.
Однако, прежде чем переехать в Крым, чета Шуб решает, что „глупо” судье, имеющему мужа прокурора, действовать по Закону и проделывают следующую комбинацию:
Председатель суда, который „круче” Верховной Рады Украины…
Прокурор Шуба просит председателя Днепропетровского облсуда Вихрова „захимичить” и „по-тихому”, не направляя документы по инстанциям и в Верховную Раду Украины, уволить его жену-судью, „типа” так, чтобы судейский стаж и различные льготы продолжали „идти”...

Г-н Вихров, „не моргнув глазом”, как „юный пионер”, ответил: „Есть!” и на основании заявления судьи Шубы, единолично, без принятия решения по этому вопросу Верховной Радой Украины, вопреки Конституции Украины, Законам Украины „О судоустройстве„” и „О статусе судей„, изготовил и подписал приказ об увольнении г-жи Шубы с должности судьи.
Из судей в налоговики…

Вот так, благодаря г-ну Вихрову, присвоившему себе полномочия Верховной Рады Украины, судья Днепропетровского облсуда Шуба „увольняется” с должности и уезжает на новое место жительство в АР Крым, где по протекции мужа, трудоустраивается на постоянную работу в Государственную налоговую администрацию выдавать марки акцизного сбора „своим” людям, возглавляющим „нужные” предприятия…

„Судья” Шуба явно „запамятовала”, что Закон запрещает судье выполнять иную оплачиваемую работу...

Однако, прокурор и член Высшего совета юстиции Украины Шуба, столь непримиримый обычно к врагам Родины, простите, нарушителям Присяги судьи, бурную незаконную деятельность своей дражайшей супруги не замечал просто в „упор”…
Возвращение в места обетованные...

В 2000 году прокурор АР Крым и член Высшего совета юстиции Украины Шуба, „победив” всю преступность на полуострове и несколько „отяжелев” от „благодарности” его жителей, после выполнения нескольких удачных „заказов”, решил – пора уезжать. Использовав все свои связи и „надавив на всевозможные педали”, г-н Шуба возвращается в г. Днепропетровск прокурором области.
Летом 2002 года заместитель руководителя ГНА АР Крым Ирина Шуба так же возвращается в г. Днепропетровск.

Г-н Шуба опять просит председателя Днепропетровского апелляционного суда Вихрова (к тому времени суд изменил название) „захимичить”, но уже в обратной последовательности и назначить его жену на должность судьи Днепропетровского апелляционного суда.

Г-н Вихров, привычно „взвалив” на себя полномочия Верховной Рады Украины, повторно совершает служебный подлог, проделав незаконную операцию по изготовлению и подписанию приказа о назначении Ирины Шубы на должность судьи.

По нашим сведениям г-н Вихров рисковал небескорыстно…
В апреле 2005 года у г-на Вихрова заканчивается десятилетний срок избрания на должность судьи, а прокурор и член Высшего совета юстиции Украины Шуба гарантировал ему назначение на должность судьи Конституционного Суда Украины, по квоте Президента Украины, т.к. „пройти” Верховную Раду Украины этому судейскому чиновнику проблематично...

Правовые последствия допуска к работе не легитимного судьи следующие: все решения и определения Днепропетровского апелляционного суда, постановленные с участием „судьи” Шубы, должны быть отменены в кассационном порядке, исходя только из этих формальных обстоятельств, поэтому прокурор Шуба и председатель суда Вихров принимают беспрецедентные меры к переходу г-жи Шубы, „от греха по дальше”, в другой суд.
Была судья, да вся вышла...

28.11.2002 года Верховная Рада Украины избирает „судью” Днепропетровского апелляционного суда Ирину Шубу судьёй Днепропетровского апелляционного хозяйственного суда, а затем, через полгода г-жа Шуба, по Указу Президента Украины Кучмы, становится заместителем председателя этого же суда.

Вот так, эта „законопослушная” троица - чета Шуб и г-н Вихров обманули: Судебную администрацию Украины, Высший совет юстиции Украины и высший представительнный орган Украины – Верховную Раду.

Однако, избрание Ирины Шубы судьёй Днепропетровского апелляционного хозяйственного суда не легитимно, т.к. последняя вообще не являлась судьёй Днепропетровского апелляционного суда, в связи с тем, что в 2002 году её никто не избирал судьёй, т.е. она „самозванка”.

Назовём свои „резоны”: во-первых, утверждать, что г-жа Шуба „безвылазно” все десять лет проработала в Днепропетровском апелляционном суде и не увольнялась, глупо; во-вторых, в документах остались следы её „трудовых подвигов” в ГНА АР Крым... и здесь не поможет, такое „средство”, как наличие нескольких трудовых книжек.

По мнению юристов, если объединить все записи о трудовой деятельности г-жи Шубы в одном уголовном деле, то получится резонансное дело о коррупции и должностных преступлениях в системе правосудия...

О „сильной” и „слабой” половинах…

Как же могло случиться, что представители „слабого пола”, прекрасные, хрупкие женщины, такие как, Евгения Шанина, Елена Лукаш, Юлия Тимошенко, называем, без учёта их партийной приверженности, общественного положения, имеют „сердце льва” и способны противостоять коррупционерам, доказывать свою правоту в суде, повести за собой людей, даже на революцию..., а представитель „сильной половины человечества”, характерный пример - Владимир Вихров, который своим угодничеством перед „сильными мира сего”, напоминает „красноглазого кролика”, готового идти на любое преступление лишь бы остаться у „государственной кормушки”...

Портрет председателя суда на фоне революции...
Давайте внимательно присмотримся к этому 56-ти летнему судейскому чиновнику.

Владимир Вихров: рост - два метра с „гаком”, худощав, римский профиль, внешне, вроде бы, „серьёзный мужик”!

Однако, г-н Вихров давно „раскушен” правозащитниками г. Днепропетровска и революционерами „Поры”, т.к. по своему характеру труслив, лжив и всегда пытается манипулировать людьми, натравливая одних на других, при этом, делая вид, что он единственный их друг и защитник.

Один из известных правозащитников, сопредседатель областного центра по правам человека, Ренат Мухамеджанов, узнав, что г-н Вихров пытается ещё раз избраться судьёй, 09.11.2004 года опубликовал в газете „Лица” призыв ко всем гражданам, кто столкнулся с г-ном Вихровым по разрешению судебных проблем и не решил их, сообщить ему такие факты, взяв на себя труд по обобщению и представлению этих материалов в Верховную Раду Украины.

А теперь проанализируем этапы жизненного пути г-на Вихрова, ставшие нам известны от активистов правозащитного движения и революционеров г. Днепропетровска:

- Срочную службу г-н Вихров проходил в качестве шифровальщика на флоте и был замечен в связях с оперативными работниками КГБ, по мнению сослуживцев, доносил;

- Обучаясь на стационаре Харьковского юридического института, 4 года сожительствовал с однокашницей Кулик...**, обещал жениться, однако, по окончании института, „бросил” её;

- Трудовую деятельность, в качестве судьи, начал в Индустриальном районном суде г. Днепропетровска, благоволил к судье Гришун...**, имеющей весёлый и покладистый нрав, матери 2-х детей, которых воспитывала сама. Однако, женился по расчёту на дочери заместителя председателя Днепропетровского облсуда Ольги Соломиной и руководителя УКГБ области, отвечающего за кадры, у „их двухметровой девочки были проблемы с женихами”;

- По протекции тёщи и тестя Владимир Вихров, был избран председателем Красногвардейского районного суда г. Днепропетровска, лично знаком с Леонидом Кучмой и Павлом Лазаренко. С „подачи” последнего, был назначем начальником Днепропетровского облуправления юстиции. Памятен тем, что уловив коньюктуру начала 90-х годов о необходимости продвижения по службе национальных кадров, использовав подчинённый ему областной ЗАГС, изменил свою национальность с „русского” на „украинец”, а так же тем, что на одной вечеринке, среди приближённых Павла Лазаренко, первым „ввёл обычай” целовать перстень на руке председателя Днепропетровского облсовета, от чего будущий Премьер-Министр Украины, уже никогда не смог отказаться;

- В 1994 году г-н Вихров дважды „примерялся” Павлом Лазаренко на должность председателя Днепропетровского облсуда, однако, из-за упрямства Надежды Меркуловой, не желающей уходить на пенсию с этой должности, назначение срывалось;

- 11.04.1995 года г-н Вихров избран Верховной Радой Украины на должность председателя Днепропетровского облсуда, помогло нападение неустановленного преступника в декабре 1994 года на Надежду Меркулову с целью её убийства, удар нанесён кастетом в височную часть головы. Нападение было совершено через несколько минут после выхода Надежды Меркуловой из дома, по пути следования на работу. Чудом оставшаяся в живых судья, ещё находясь в больнице, подписала „требуемое” заявление об уходе на пенсию. Интересная деталь, проливающая свет на взаимоотношения четы Шуб и г-на Вихрова, проверку обстоятельств этого нападения курировал первый заместитель прокурора Днепропетровской области Владимир Шуба;

- В 1997 году, лишившись своего покровителя Павла Лазаренко, г-н Вихров принял все меры, чтобы попасть в „новую команду” Президента Украины Леонида Кучмы. Узнав, что Людмила Кучма состоит в массонском Ордене святого Станислава, г-н Вихров, предварительно получив необходимые рекомендации, в 2001 году (20-я украинская инвеститура) становится членом этой тайной организации.

- Молва в юридических кругах г. Днепропетровска, хорошо осведомлённых о теневых доходах г-на Вихрова, утверждает, что он имеет значительные капиталы и не живёт только на одну зарплату судьи, а получает деньги за лоббирование интересов группы „Приват” и других коммерческих структур. Обязательное условие для „заказчиков” - в деле, адвокатом должна быть его тёща Ольга Соломина и тогда победа обеспечена... У г-на Вихрова есть три „своих” „любимых” суда в г. Днепропетровске:

Жовтневый, Индустриальный и Кировский, куда „правдами и неправдами” направляются „заказные” дела, где опытные, в таких вопросах судьи умело искажают реальную действительность - белое становится чёрным и наоборот, правды там не добъёшься;
- Семейная жизнь у г-на Вихрова, как и следовало ожидать, не сложилась: жену не уважает и при каждом удобном случае изменяет ей; тёщу боится „до потемнения в глазах”; „цветы жизни” - дети: Александр и Сергей, два великовозрастных оболтуса, такого же роста, как и отец, имея уличное прозвище от „золотой молодёжи” г. Днепропетровска - „Клоны”, „достали” отца по полной программе - пока закончили юрфак Днепропетровского национального университета и стали бакалаврами – посидел: дважды пришлось переводить из одного высшего учебного заведения в другое, теперь будущие магистры учатся в Юридическом институте МВД;

- Более года назад сыновья г-на Вихрова, находясь в состоянии опьянения и упр