...не ожидал такого масштаба «народовластия», который явил нам нынешний режим в ходе избирательной гонки-2006.

Для чего, собственно, нужны выборы?.. По логике — чтобы выбрать власть в соответствии со взглядами и воззрениями населения. Но как понять, что та или иная партия отражает взгляды и настроения избирателя, его представления о том, «какой быть стране»? В ходе общественно-политической дискуссии. Именно в период выборов такие дискуссии и нужны — после, когда власть уже избрана, всякие дебаты теряют смысл.

Просто умиляет полет «демократической мысли» иных: не нагнетайте страсти, не затрагивайте, мол, провокационных тем, не обсуждайте вопросов, которые-де раскалывают страну, не создавайте искусственных проблем, в крайнем случае предлагается отложить все обсуждения на потом...

Но спрашивается, во-первых: кто кому дал право и кто кого уполномочил определять — какие темы провокационные, а какие нет, какие важны для людей, а какие не очень? Во-вторых: исчезнет ли проблема по причине ее замалчивания? В-третьих: кто же истинный провокатор — тот, кто годами не решает (а то и усугубляет проблему), или тот, кто ее актуализирует и предлагает пути решения, в т. ч. обращаясь (демократия-с как никак!) за советом к народу?

В украинских условиях все эти вопросы риторические. Да и саму предвыборную «дискуссию» власть пытается перевести в довольно своеобразное русло — обсуждаются не жизненно важные и актуальные темы, а решается: следует ли их обсуждать вообще?

Вот 2 марта второй номер «оранжевого» НСНУ, секретарь СНБО Кинах произнес: «Важные государственные вопросы, в частности языковой, национальный и религиозный, а также вопрос внешнего курса страны недопустимо использовать для достижения собственных политических целей и обострения в обществе».

По его мнению, «вопросы и ценности общегосударственного значения недопустимо использовать для обострения в обществе». «Я абсолютно уверен, что какой бы острой ни была политическая конкуренция во время выборов, к этому прибегать нельзя», — многозначительно подчеркнул он. «Общенациональные ценности не должны стать разменной монетой в период выборов в противостоянии политических сил страны», — добавил А.Кинах.

И не моргнув глазом заверил: «в ходе выборов народ должен иметь все возможности и условия для свободного волеизъявления, а также возможность свободно определять свое будущее, в том числе и на парламентских выборах» («Интерфакс-Украина»).

Да как же «свободно определять свое будущее», если установлены столь узкие рамки? Внешний курс обсуждать не моги! О языковой теме не заикайся! Вопросов и ценностей «общегосударственного значения» не трожь! О чем дебатировать-то? И что делать избирателю, которого не устраивает ни внешнеполитический курс, ни состояние дел в языковом вопросе или если он не разделяет с Кинахом и компанией его ценности «общегосударственного значения»? Молчать в тряпочку и не провоцировать? Как в таких условиях можно «свободно определить свое будущее» — если Кинах уверен, что это будущее уже давным-давно определено?

Попытался было Верховный Совет Крыма провести местный консультативный референдум о предоставлении русскому языку статуса второго государственного... Такой шум поднялся! Такое море «толерантных» комментариев от разного рода представителей «оранжевого» режима — куда там Петру Валуеву с его циркуляром! Как бишь у него? «Никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может»...

Ну «оранжевые» не рискнули объявить русский таковым, которого «не было, нет и быть не может». Но в принципе далеко от Валуева не уехали: проблемы русского языка в Украине «не было, нет и быть не может».

Лидер нации в Ивано-Франковске 24 февраля так прямо и заявил: «в Украине не существует проблемы русского языка»... Нет ее, как секса в СССР! «Этим спекулируют отдельные политики перед выборами, используя языковую проблему «как один из аргументов» избирательных технологий. Эта проблема носит «исключительно политический избирательный характер», — заявил он.

Пусть так, пусть предвыборная технология! Но реагировал бы на нее народ, если бы его этот вопрос не волновал? Ан нет — реагирует, значит — есть проблема.

«Сейчас не об этом надо говорить», — продолжил Ющенко. О чем же? Оказывается, по его мнению, «в настоящее время стоит говорить о развитии украинского языка»... Т. е. о русском говорить не стоит, это все «спекуляции», а вот об украинском — можно и нужно. Странный подход. Особенно для главы государства, который, по логике, должен быть президентом всех украинцев независимо от языковых предпочтений. У Ющенко же выходит, что проблемы одних (украиноязычных) его волнуют, других (русскоязычных) он в упор не видит — т. к. самой проблемы, по его мнению, не существует.

3 марта Виктор Андреевич пошел еще дальше: «Бывают разные референдумы: одни референдумы, которые консолидируют нацию, как в 91-м году, а другие референдумы — которые разъединяют нацию. Вот о таких референдумах сегодня идет речь. Пусть они консультативные, юридически проблемные, но это делается для того, чтобы усилить антиукраинские настроения» (кстати, о каком референдуме речь — декабрьском или мартовском 91-го, когда «нация» подавляющим большинством высказалась за сохранение СССР?).

Опять же: как можно усилить антиукраинские настроения посредством референдума среди самих украинцев? У крымчан что, против самих себя настроения (с приставкой «анти») усилятся? У нас ведь пока понятие украинец определяется Конституцией исходя из гражданской, а не этнической принадлежности. Или Ющенко не считает крымчан украинцами?

Иное дело, что украинцы разных регионов имеют разное видение того, какой должна быть Украина, в т. ч. в языковом вопросе. Тем не менее и те, кто выступает за моноязычие, и те, кто отстаивает двуязычие, равны в своих правах. Опять же: гражданские и политические права Основной Закон гарантирует на основе гражданской, а не этнической или языковой принадлежности. Президенту ли этого не знать. Почему же крымчанам отказывают даже не в том, чтобы реализовать их взгляды в госполитике, а просто в возможности выразить свое мнение?

Особо подчеркнем: крымчане, в отличие от ярых сторонников моноязычия во главе с Ющенко, вовсе не оспаривают их право иметь свою точку зрения, они всего лишь хотят, чтобы услышали и их мнение. И речь, естественно, не только о русскоязычных жителях Крыма.

Ющенко продолжил: «У нас есть свое национальное государство. Хватит ездить за советами... У нас это стало предметом спекуляций пятой колонны» (03.03.06, proUa). Поднимаешь тему русского языка — значит, «пятая колонна»! Не меньше! Это ли не провокация, не разделение Украины, в т. ч. ее граждан, на сорта?

Как сказал один, любовь к Родине не содержит в себе конфликта — он возникает тогда, когда кто-то решает, что любит Родину больше, чем его одноплеменники... Пока «каноническим» украинцем будет считаться только украиноязычный — никакой единой Украины не будет.

Государство Украина не сможет состояться в полной мере, если не будет создана единая политическая нация. А она никогда не появится, пока не будет достигнут общенациональный консенсус, такое положение вещей, которое бы устраивало и было привлекательно для подавляющего большинства населения, для всех регионов.

И русский язык — всего лишь один из проблемных вопросов, хотя и тестовый (не только по части демократии): что для кого (или кто для чего) — человек для государства или государство для человека? Какую страну мы строим? И строим ли вообще?

Не секрет, что есть два общеизвестных взгляда (проекта) на то, какой должна быть Украина. Часто их именуют как «прозападный» и «пророссийский». На данном этапе они — антагонистичны по отношению друг к другу. Соответственно сторонники «прозападного» воспринимаются «5-й колонной» этого самого Запада приверженцами «пророссийского». И наоборот — «пророссийские» рассматриваются «5-й колонной» Москвы «прозападниками». Т. е. Виктор Андреевич не прав: в стране не одна, а две «пятые колонны» (если уж пользоваться этим термином). Именно сохраняющийся антагонизм этих двух проектов и привел к столь острым президентским выборам-2004 и не дал улечься страстям после них вплоть до сегодняшнего дня. И бессмысленно делать вид, что ничего такого нет, что «схід і захід разом». Проблема «разных Украин» существует, не замечать ее в расчете на то, что она сама как-нибудь «рассосется» — подход контрпродуктивный в принципе.

О том, сколь остра эта проблема («единой Украины»), говорят результаты обнародованного в конце февраля исследования центра им. Разумкова (22.02.06, «Телекритика»). Что же получилось?

Опросы показали значительные культурные различия между регионами. А в ряде случаев жители разных областей засвидетельствовали наличие более глубоких культурных отличий между ними, чем с жителями соседней России. Так, во всех регионах большинство опрошенных отметили схожесть культуры, традиций и взглядов украинцев и русских. В то же время во всех регионах существенно меньший процент тех, кто придерживается такого же мнения относительно культуры, традиций и взглядов жителей Галичины и Донбасса.

Самые значительные отличия в идейно-политических ориентациях граждан зафиксированы в оценке исторического прошлого, вопросах языка и культуры, внешнеполитических предпочтениях.

Исследование выявило наличие проблем во взаимном отношении жителей разных регионов друг к другу. В частности, наблюдается отчужденность между гражданами запада, с одной стороны, и юго-востока — с другой. При этом на юго-востоке отношение к россиянам значительно лучше, чем к жителям других регионов Украины — центрального, западного и особенно Галичины.

Наконец, большинство граждан указали, что объединение народа Украины в единое сообщество возможно только на социально-экономических и политико-правовых основах, но никак не на духовно-культурных. Они же отметили, что украинский язык, история и культура скорее будут служить факторами разъединения страны из-за больших отличий в их оценке в разных регионах.

На вопрос о статусе русского языка 37% ответили, что украинский и русский языки должны быть государственными. Еще 20,3% указали, что русский должен быть официальным в некоторых регионах (при сохранении украинского единственным государственным). Т. е. за узаконенные в той или иной форме гарантии использования русского языка высказались совокупно 57,3%... И только 35% отметили, что все должно остаться по-прежнему — украинский единственный государственный и официальный, русский может использоваться лишь на бытовом уровне.

На вопрос о вступлении Украины в НАТО 61,4% опрошенных ответили отрицательно, и только 16% респондентов высказались «за». 17,9% затруднились с ответом.

Но при этом: одинаково большой процент жителей всех регионов положительно относятся к Украине вообще. Точно также уровень патриотизма украинцев из разных регионов страны является довольно высоким, абсолютное большинство высказало готовность защищать свою страну в случае войны. 38,1% граждан указали, что считают себя патриотами и еще 36,7%, что «скорее считают» себя патриотами. 13,8 % заявили, что скорее не считают себя таковыми, а точно отрицательно ответили лишь 3,8% респондентов. 7,6% затруднились с ответом.

Интересны и другие данные: почти половина опрошенных высказались за восстановление СССР! Так, 20,4% утвердительно ответили на вопрос «желаете ли вы восстановления Советского Союза и социалистической системы?», а еще 28,3% также ответили утвердительно, но с оговоркой, что «понимают, что при современных условиях это нереально».

К этим данным можно присовокупить обнародованные 9 февраля результаты исследования КМИС.На вопрос, в каком союзе государств было бы лучше жить народу Украины — в Европейском Союзе или в союзе с Россией и Беларусью, склонность к Российско-Беларусскому союзу высказали 56% респондентов. Лишь 31% опрошенных — за Европейский Союз, 13% затруднились с ответом.

На вопрос, в правильном ли направлении развивается ситуация в Украине, 61% респондентов ответили отрицательно. И только 18,5% указали, что ситуация развивается в правильном направлении.

О чем это свидетельствует? О том, что хотя подавляющее большинство граждан любят Украину и являются патриотами своей страны, тем не менее значительная их часть — половина — хотят жить НЕ В ТАКОЙ Украине, которую предлагает нынешняя власть. Половина жителей чувствует себя ДИСКОМФОРТНО.Половина граждан оказались вне процесса государственного строительства, вне формирования политического курса (внутреннего и внешнего) — их мнение, взгляды, позиции попросту игнорируются и не принимаются во внимание. Проект того, какой быть Украине, им НАВЯЗЫВАЕТСЯ.

Однако история свидетельствует, что все навязанное оказывается в итоге нежизнеспособным. Поскольку проводимый государственный курс (внутренний и внешний) имеет самое непосредственное отношение к строительству государства как такового и созданию той самой единой политической нации — нежизнеспособным может оказаться и само государство Украина.

При этом провокацией против Украины является вовсе не актуализация вопросов, которые разъединяют страну (русский язык, НАТО, отношения с Россией и т. д.), а само их наличие, нерешенность этих проблем.

Бояться надо не т. н. «провокационных вопросов», а отсутствия механизмов их решения. Власть же, как показало время, ответить на вызовы не в состоянии (а порой, наоборот, сама добавляла эти вызовы, как в случае с НАТО).

Демагогия власть предержащих насчет «отказаться от использования тем, которые разъединяют страну» есть не что иное, как предложение оставить жизненно важные для граждан вопросы без ответов, сохранить их на долгую перспективу в качестве мины замедленного действия. Это и есть самая настоящая провокация против Украины.