…борьбы. Тем не менее, уходить на покой обладатель «эсдековского» партбилета №1 не намерен.

— Вы недавно заявили, что намерены «выйти из руководящих органов партии и заняться общественно-политической деятельностью в более свободном режиме». Уточните, пожалуйста, чем именно, и какой будет теперь степень Вашей свободы?

— После Коммунистической партии я вступил в Социал-демократическую партию (объединенную) и считаю, что поступил правильно. Я сознательно работал в руководстве СДПУ(О) и выполнял поручения, как и следует дисциплинированному члену партии — независимо от его «кредитной истории», политической карьеры и т.п. Как руководителю фракции СДПУ(О) в парламенте мне было трудно поставить вопрос о выходе из Политбюро. Но теперь, когда мы проиграли выборы и глубоко осмыслили причины проигрыша, возник ряд вопросов. Первый: СДПУ(О) в таком виде, в котором она существует сейчас, существовать не должна. Она должна быть модернизована. Второй: ее организационные начала и формы деятельности должны быть совершенно иными. И третий: к руководству партией должны прийти другие люди.

— Новые лица? Или Вы имеете в виду ротацию нынешних руководящих кадров?

— Конечно же, я не хочу сказать, что все посты в руководстве должны занять люди, о которых никто не слышал и не знает. С кем сегодня ассоциируется СДПУ(О)? С Кравчуком, Медведчуком, Суркисом, Шуфричем, Загородним — можно назвать еще шесть-семь фамилий. Во время предвыборных поездок и мне, и моим коллегам люди прямо говорили: «Рейтинг вашей партии потому такой низкий, что многие из вас не имеют доверия в обществе». То есть тем партийным руководителям, которые воспринимаются избирателями как одиозные фигуры (и не надо сегодня пытаться доказать, что это не так, что люди ошибаются — это безнадежное дело), нужно принять ситуацию такой, какой она есть. Следовательно, если партия заявила о своем обновлении, не может быть и речи о том, чтобы «на сцену» снова вышли те самые политики. Иначе в то, что это будет иная партия, с новым статусом и новым форматом деятельности, никто не поверит… Разумеется, я говорю о себе, Виктор Медведчук — о себе, Юрий Загородний — о себе, это наше право. Думаю, найдутся и другие, которые скажут то же самое. Я, например, очень часто общаюсь с Григорием Михайловичем Суркисом. Он откровенно говорит, что он, скорее, футбольный менеджер, в футболе видит себя больше, нежели в политике.

— А если съезд «не примет» отставку лидера партии Виктора Медведчука?

— Такое возможно. Но тогда он имеет право настаивать на своем решении.

— То есть решение г-на Медведчука окончательно?

— Я с ним говорил, и считаю, что его позиция принципиальна, обдуманна и по-человечески правильна…

Что касается моей общественной работы, то есть созданный мною Гражданский форум «Об’єднаймо Україну!». Я являюсь также почетным главой Народного посольства, главой Совета мира, который до меня возглавлял Олесь Гончар, и еще нескольких общественных организаций. Поэтому я решил попробовать показать формы работы институтов гражданского общества. Подробнее рассказать о формах и методах нашей деятельности, о том, какие люди будут привлечены и т.п., я смогу через какое-то время — сейчас еще не знаю, какая будет власть, какая у нее будет программа, кто станет премьером… Народ, увы, избрал проблемную власть. Можно избрать хорошую власть, можно — плохую, но когда у власти есть проблемы с самоорганизацией… Да, нигде в украинском законодательстве не написано, что право на пост премьера имеет та политическая сила, которая на выборах набрала больше голосов,— и Виктор Андреевич в этом отношении абсолютно прав! Но есть правила игры европейской демократии... Там даже если кто-то набрал больше на полпроцента — он выдвигает кандидатуру премьера. Поэтому я вынужден подождать,— если будет сформирована власть, которая действительно возьмется решать неотложные проблемы людей, мы будем поддерживать такую власть и популяризировать ее идеи. Если нет — тогда надо будет снова обращаться за помощью к народу…

— Через месяц после выборов мы не знаем, какая будет власть, сколько будет стоить газ, каким будет деловой климат и т.д. Не кажется ли Вам, что новая модель власти, за которую в свое время активно ратовала и СДПУ(О), на украинской почве попросту не срабатывает?

— То, что происходит,— это последствия не политреформы. Это последствия непрофессионализма тех, кто обязан «покориться» реформе. Так называемый человеческий фактор. Ну не нравится «Нашей Украине» Юлия Тимошенко. Но она нравится избирателям! Власть ведь формирует не «Наша Украина», а народ! Это же элементарно! Значит, «НУ» должна отбросить свои личные симпатии и антипатии...

— А если отбросить не получается?

— О! Так при чем тут политреформа?

— Быть может, она была преждевременна? Надо было подождать, пока политикум и общество дозреют?

— Мне в 1991 году говорили, что независимость Украины преждевременна, что надо было подождать. А сколько ждать? И как узнать, когда люди наконец дозреют? Риск есть всегда. Но с чего-то нужно же начинать! И тут важно, чтобы политики были ответственны перед избирателями. Чтобы они говорили людям: согласно правилам, если вы проголосуете за Тимошенко, Тимошенко будет премьером!.. Точно так же в случае объединения «Нашей Украины» с Регионами право выдвигать кандидатуру премьера — реальное право, предоставленное ей избирателями — имеет Партия регионов.

— Вы, к слову, допускаете такую возможность?

— Я думаю, что это реально… А если учесть еще, что делается на местах? Ющенко прав, когда говорит, что не может идти против воли избирателей и назначать губернатором человека, который не будет воспринят избранным народом областным советом! В крупных индустриальных и интеллектуальных центрах на Юго-Востоке и частично в центральной части страны власть взяли Регионы, а правительство возглавит представитель другой политической силы? Что получится? Как они будут между собой договариваться? Ведь уволить не представляется возможным,— это будет означать кризис, развал коалиции и новые выборы. Куда ни ткнись — рвется. Для меня проигрыш на этих выборах — ничто по сравнению с тем, что может ощутить на себе после этих выборов Украина. Пока что я не вижу, чтобы эти выборы принесли облегчение — скорее, наоборот.

— Не усилит ли назначение губернаторами представителей политических сил, победивших в этих областях на выборах, угрозу раскола страны?

— Не думаю, что речь может идти о расколе, хотя регионы действительно разделены на две-три части — по взглядам, философии, традициям и истории. В США демократы и республиканцы могут спорить о том, каким должен быть налог — 12 или 10%. Но у них нет разногласий относительно курса государства! А у «Нашей Украины» и Партии регионов диаметрально противоположные программные внешнеполитические установки. Хотя экономические взгляды либеральные как у тех, так и у других.

— Какая коалиция, по Вашему мнению, нужна стране?

— Логичная.

— Среди возможных вариантов такой есть?

— Это «оранжевая» коалиция. Между Юлией Тимошенко, «Нашей Украиной» и Александром Морозом нет серьезных мировоззренческих расхождений, особенно в том, что касается внешнеполитических проблем. А это наиболее деликатные проблемы — в эпоху глобализации, во время определения Украиной ее места на мировом рынке, в ВТО, в НАТО, в Евросоюзе и т.п.

Есть еще один вариант, о котором мы не говорим: левоцентристская коалиция «Янукович — Мороз — Симоненко». Допустим, Регионы получают пост премьера, Морозу отдают председательство в Верховной Раде, о котором он давно мечтает, другим социалистам — высокие должности в центре и на местах, коммунисты сохраняют за собой кресло первого вице-спикера и получают еще что-то.

— Недавно в одном из интервью Вы сказали, что политическая партия должна быть «на самоокупаемости» — сама на себя зарабатывать деньги, проводить «мероприятия коммерческого характера» и т.п. Можно подробнее?

— Я не имел в виду, что коммерцией должна заниматься вся партия. Но почему бы тем ее членам, которые являются бизнесменами, менеджерами, юристами и т.п., не организовать такую коммерческую деятельность?..

— Но тогда чем это будет отличаться от нынешней практики финансирования политических сил?

— Тем, что представители бизнеса не будут в то же время и руководителями партий. Чтобы никто не смог упрекнуть их в том, что они монополизировали власть в партии, содержат ее и диктуют всем остальным свою волю. В руководстве политических сил должны быть профессиональные политики, идеологи, а не бизнесмены. Когда мы научимся избирать на политические должности политиков, на менеджерские — менеджеров, на хозяйственные — хозяйственников, у нас начнется более-менее профессиональная законотворческая работа и профессиональное исполнение принимаемых нормативных документов.

— На Ваш взгляд, у партий, которые называют бизнес-проектами, есть будущее?

— Нет. Когда не надо будет защищаться, прятаться, прятать деньги, прикрываться депутатским статусом и пр., отпадет необходимость и в содержании таких партий.

— Правда ли, что в СДПУ(О) не исключают объединения с «Батьківщиною»?

— Нет, это исключено. Такое объединение нереально. Можно говорить о другом — о том, что часть членов нашей партии могут сменить партийную ориентацию.

— Некоторые эксперты считают, что будущее СДПУ(О) может быть связано не с крупным капиталом и не с «мелкобуржуазными лавочниками», а с проектом «новых левых». Что Вы думаете по этому поводу?

— Я верю в то, что в Украине будет одна левоцентристская партия, а не полтора десятка, как сейчас. Через пять, через десять лет — но она будет. Быть может, это будет социал-демократическая партия, или социалистическая — но такая, как в Швеции, а не как у нас. Тогда — я могу это подтвердить — такое объединение произойдет.

Персона

Леонид Макарович Кравчук окончил Киевский университет им. Т.Шевченко (1958 г.), аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС (1970 г.), кандидат экономических наук. 10.1989-06.1990 гг. — секретарь ЦК КПУ по идеологической работе, с 06.1990 г. — член Политбюро, 2-й секретарь ЦК КПУ; член ЦК КПСС (07.1990-08.1991 гг.). Народный депутат ВС УССР 10-11 созывов, народный депутат ВР Украины 1,2,3 и 4 созывов. 23.07.1990-12.1991 гг. — глава ВС УССР, глава ВР Украины. 01.12.1991 г. избран президентом Украины (набрал 61,59% голосов).