В 2006—2007 году владельцы Украинской независимой телекорпорации (УНТК), «жемчужиной» которой является телеканал «Интер», осуществляли агрессивную политику покупок и слияний на украинском телерынке. Сначала к корпорации присоединились каналы К1, К2 и «Мегаспорт». Затем был куплен канал НТН. Заявленная стоимость этих каналов (более 400 млн. долл.) в несколько раз превышает оборот самого «Интера».Столь крупные приобретения заставляют снова поднимать вопрос о том, какова настоящая структура собственности УНТК, и кто будет управлять столь ценным активом в ближайшие годы.

С 2006 года в информпространстве циркулируют слухи о продаже акций холдинга. Покупателями назывались едва не все богатейшие люди Украины. В частности, летом прошлого года «Коммерсант-Украина» написала, что часть акций УНТК приобрели совладелец Индустриального союза Донбасса Виталий Гайдук и совладелец РосУкрЭнерго Дмитрий Фирташ. Публикация имела скандальное продолжение — на газету, обвинив ее в недостоверности фактов, подал в суд Валерий Хорошковский. Но конфликт тогда разрешился мирно (http://lenta.ru /news/2007/08/09/inter/).

И все же некоторые внешние признаки дают основание считать, что новым акционером УНТК таки стали фирмы, близкие именно к Дмитрию Фирташу. С большой долей вероятности можно предположить, что интересы г-на Фирташа в руководстве канала представляет генпродюсер «Интера» и член правления УНТК Анна Безлюдная. Ее назначение на эту должность совпало с присоединением К1, К2 и «Мегаспорта». Кроме того, возврат Безлюдной в большой телебизнес произошел именно благодаря появлению канала К1, и это случилось гораздо раньше, чем Хорошковский решил пригласить ее на «Интер» (http://delo.ua/news /companies/main/info-16024.html).

В 2006 году в активном влиянии на новости «Интера» был замечен нынешний советник Фирташа Владимир Грановский: при содействии тогдашнего шеф-редактора Максима Карижского он добивался максимально лояльного освещения деятельности РосУкрЭнерго. Одновременно с Безлюдной Грановский вошел в состав правления УНТК.

Пока Хорошковский сосуществует с новым акционером холдинга как будто бы мирно. Но это, похоже, лишь временный мир. До серьезного конфликта, возможно, остались считанные месяцы.

Шаткость партнерства Хорошковского и Фирташа вызвана тем, что они связаны интересами с антагонистичными украинскими политиками. У Хорошковского эта связь существует, очевидно, с Тимошенко, а у Фирташа она исторически сложилась с Ющенко и Януковичем. Первый получил возможность продолжения политической карьеры в правительстве Тимошенко, второй же, предположительно, заручился поддержкой и президента, и тогдашнего премьера для успешной работы на газовом рынке.

Совладельцы холдинга, скорее всего, не смогут достичь согласия в сфере информационной политики канала: накануне президентской кампании интересы их политических партнеров могут оказаться взаимоисключающими.

А ситуация такова, что Хорошковский, по мнению ряда экспертов, уже сейчас фактически лишен реального оперативного влияния на информационную политику канала. Своеобразную управленческую вертикаль в новостях составляют сама Безлюдная и ее двоюродный брат — шеф-редактор канала Антон Никитин. Журналисты же полностью ориентированы на Безлюдную в силу двух причин: часть из них обязана ей своей карьерой, другая часть осталась на «Интере» после массового увольнения на условии абсолютного подчинения лично генпродюсеру и шеф-редактору.

Поэтому сомнительным видится для г-на Хорошковского наличие конкретных механизмов влияния на информполитику «Интера». И в случае саботажа (явного или скрытого) своих рекомендаций со стороны генпродюсера Валерий Иванович вряд ли сможет быстро найти на рынке адекватную замену для управления информационным вещанием канала.

При возникновении напряженности и недоверия в отношениях большим искушением как для Фирташа, так и для Хорошковского являются сепаратные переговоры с другими акционерами УНТК — ОРТ и Светланой Плужниковой. Если предположить, что партнеры-совладельцы 61% акций решат разделить свои пакеты, то в УНТК может появиться новый управляющий альянс. В случае такого раздела примерно поровну каждый из партнеров получает возможность создать управляющее большинство вместе с 29-процентным пакетом ОРТ. А если к такому альянсу присоединятся 10% г-жи Плужниковой, суммарный пакет может составить уже почти 70%. Не исключено, что переговоры (в той или иной комбинации) уже идут.

Следует учитывать и то, что у Хорошковского есть мотив попытаться оттеснить Фирташа при помощи союза с ОРТ и Плужниковой. Наверняка сделка с Фирташем, если она имела место, предполагала получение последним квоты в правлении, наблюдательном совете и в руководящих должностях канала. Создав новое большинство совместно с ОРТ и Плужниковой, Хорошковский может сохранить управление каналом на правах локального партнера и получить при этом некоторые бенефиции от ОРТ. В свою очередь и хозяева ОРТ должны быть заинтересованы «глубже» участвовать в управлении «Интером».

Вероятно, что значительную роль в процессе переговоров с Кремлем способен сыграть Абрамов, партнер Абрамовича в «Евраз-холдинге», крупнейшем в России производителе черных металлов. Роль Абрамова в УНТК вообще до конца не ясна: был ли он акционером «Интера» раньше, является ли он акционером канала сейчас? («После смерти в 2005 году основателя канала Игоря Плужникова номинальным собственником 61% акций канала стал бывший топ-менеджер Evraz Group Валерий Хорошковский, который представляет интересы владельца российской компании Александра Абрамова» http://rus.newsru.ua/finance/08aug2007/telecanal_inter_prodali.html#1).

Претензии Константина Григоришина на часть акций «Интера» являются еще одной горошиной в перинах Хорошковского и Фирташа. Как писала газета «Коммерсантъ», 19 апреля 2005 года Плужников подписал соглашение с бизнесменом Григоришиным о продаже последнему 61% акций телеканала за 273,88 млн. долл. Григоришин, по сведениям газеты, даже успел заплатить невозвратимый аванс — 10 млн. долл., и перечислил первый транш в размере 130 млн. долл. По одной из версий, в документах, сопровождавших сделку, фигурировал также и сам Хорошковский — в качестве лица, которое должно было публично заявлять о себе как о собственнике канала.

Отказом от судебной тяжбы с изданием Хорошковский фактически признал правдивость этой информации. Сам он, отвечая впоследствии на вопрос «УП» о том, была ли сделка по покупке «Интера» завершена после смерти Плужникова, ответил с английским юмором: «Игорь принимал участие в сделке весьма опосредованно». И, наверное, спохватившись, добавил: «Единственное — передо мной было моральное обязательство, которое, я уверен, что я выполнил, я поступил согласно его воли».

О столь неосмотрительно сказанных словах Хорошковский, вероятно, в дальнейшем не раз жалел и декларировал уже совсем другие тезисы. О том, что Игорю Плужникову «принадлежал не такой большой пакет акций», что «устройство группы в целом было намного сложнее», и, наконец, что он «ничего не покупал у Светланы Плужниковой».

Первый транш Григоришина оказался и последним, поскольку 8 июня 2005 года с диагнозом токсический гепатит Плужников был госпитализирован в одну из немецких клиник и 22 июня скончался. Как писала «Україна молода», спустя некоторое время на Кипре осуществилась продажа контрольного пакета акций канала. Покупателем выступила офшорная компания с острова Мэн, а продавцом — сам Плужников, якобы живой.

К слову, на примере памятного конфликта вокруг собственности канала «1+1» видно, что даже не имеющие под собой документальной базы имущественные претензии могут вести к дестабилизации канала и потере управляемости им.

По мнению Игоря Коломойского, с марта 2005 года совладельцы «1+1» Александр Роднянский и Борис Фуксман вели с ним сепаратные переговоры о продаже своих 40% (и опосредованно контролируемых 30%) за 100 млн. долл. Далее была долгая судебная тяжба, в ходе которой визави Коломойского утверждали обратное. В итоге Верховный Суд отклонил жалобу г-на Коломойского.

Однако в Central Media Enterprises (СМЕ) утратили доверие к своим партнерам. Сегодня новым партнером корпорации в Украине владелец СМЕ Рональд Лаудер видит именно Коломойского, а не Роднянского и Фуксмана. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в конце октября предыдущего года СМЕ выдала письменное согласие на реализацию опциона 40% в канале «1+1» Бориса Фуксмана и Александра Роднянского Игорю Коломойскому.

Зная особенности бизнес-подходов последнего, можно прогнозировать, что Роднянскому и Фуксману, вероятно, придется расстаться со своими долями в телеканале.

Напомним, что 30 августа 2007 года Игорь Коломойский стал совладельцем «Студии 1+1», купив за 110 млн. долл. 3% акций у основного (60%) акционера «1+1» — компании СМЕ. При этом он вошел в совет директоров CME. («Обращает на себя внимание подчеркнуто комплиментарный тон Лаудера в отношении Коломойского, который был назван «чрезвычайно умным бизнесменом, понимающим важность независимого телевидения не только в Украине, но и во всей Восточной Европе». Глава СМЕ также сообщил, что он рад приветствовать Коломойского в качестве нового члена совета директоров и выразил уверенность, «что он очень поможет СМЕ». http://www.sav.bz/policy/ukrain/shvatka-za-kanal-11.html)

Словом, история с «1+1» весьма поучительна. Однако вернемся к «Интеру» и его основным акционерам. Гораздо более серьезными последствиями для Хорошковского и Фирташа могут обернуться отдельные юридические неточности, которые, по мнению аналитиков, имели место при приобретении 61% акций УНТК, а также наличие письменных соглашений прежнего владельца, Плужникова, с Григоришиным.

В случае неспособности согласованно управлять 61% акций Хорошковский и Фирташ вынуждены будут тем или иным способом разделить свои пакеты. Тогда наличие даже малозначимых юридических шероховатостей при оформлении 61% акций дает основания всем заинтересованным лицам и группам оказывать давление на каждого из двух акционеров в отдельности с целью приобрести их акции по заниженной цене или получить опосредованный контроль над ними. Такую кампанию теоретически способны развернуть все крупнейшие деловые и политические группы Украины и России. При этом, считают эксперты, и ОРТ, и г-жа Плужникова не должны быть против, так как легитимность их пакетов сомнению не подлежит.

Не кажется фантастическим и сценарий, при котором президент под видом восстановления в стране законности потребует тщательного расследования обстоятельств, при которых был приобретен 61% акций УНТК. Если Генпрокуратура, МВД, Нацсовет по телевидению и суды будут действовать согласованно, то расследование может оказаться результативным и суд может принять решение о конфискации этого пакета.

Эта идея, кстати, довольно популярна в политических кулуарах. «Локомотивами» такого сценария в будущем могут выступить Александр Турчинов и Игорь Курус. Последний является заместителем главы Нацсовета Украины по вопросам телевидения и радиовещания. Его кандидатуру Юлия Тимошенко предлагала на должность председателя Госкомитета по телевидению и радиовещанию.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале