…и это почти в два раза меньше по сравнению с апрельскими результатами. Напротив, 36% соотечественников главой государства уверенно называют премьер-министра Путина. Около половины респондентов верят в тандем.

Иными словами, лидер в России есть. Союз друзей наверху тоже имеется. Президента нету.

Путин чрезвычайно активен. Он дважды роняет акции «Мечела» и чуть ли не угрожает физической расправой посмевшему заболеть накануне встречи с ним Игорю Зюзину. В МИДе анонимный, но очень разговорчивый источник практически объявляет холодную войну Америке, не забывая добавить при этом, что в перспективе роль Путина во внешней политике будет поважней, чем роль президента.

Глава государства все это слышит, но откликается неохотно. Дипломатический скандал вообще не комментирует, хотя стоило бы: по Конституции внешней политикой должен заниматься только он. Что же касается «Мечела» в частности и рухнувшего фондового рынка в целом, то сперва в мягкую полемику с Путиным вступает лишь помощник президента Аркадий Дворкович. Он высказывается в том смысле, что с бизнесом надо бы обращаться поаккуратнее. И только затем слово берет президент Российской Федерации.

В Гагарине Смоленской области, размышляя вслух о злосчастной судьбе малого и среднего бизнеса, он произносит слова довольно строгие. Призывает «прекратить ряд безобразий». Но больше предается ламентациям. «Замучили проверками и всякого рода наездами по коммерческим наводкам», - жалуется гарант от имени бизнесменов. Он переживает: «Если мы этот порочный круг не разорвем, то у нас так все и будет в зачаточном состоянии».

Каким мы видим Путина? В его привычном за восемь лет состоянии: обозленным. Короче, Путин как Путин, только слишком уж рассвирепел. Вместе с политиками и политологами мы гадаем, чего это он так вызверился в последние дни. То ли всерьез обиделся на заболевшего, то ли управляет экономикой как умеет, то ли его бесчисленные друзья вместе с ним азартно играют на российском фондовом рынке. Вопросов больше, чем ответов.

Медведев выглядит иначе. Он озабочен, взволнован и заметно огорчен. Президент посылает «сигнал» и ставит «задачи», но кому адресован этот сигнал и будут ли решены задачи, неясно. Вообще тут другие гадания: что имел в виду преемник и с кем протекли его боренья в Гагарине Смоленской области. С какими такими безобразниками?

Конечно, у всех на устах «Мечел» и многомиллиардные - в твердой валюте! - потери российского фондового рынка, поэтому политически активный народ интересуется: это он что, на Путина намекал? Это бунт? Что означали такие, например, слова, уже зацитированные повсюду: «Надо чтобы правоохранительные органы и всякого рода власти перестали кошмарить бизнес». Вот «всякого рода власти» - это он и про правительство тоже?

Разницу легко почувствовать. Путин прямодушен. Высказался от души, победно огляделся, показалось мало, высказался еще раз. Медведев непонятен. Можно предположить, что, скрытно полемизируя с Путиным, он использует эзопов язык. Если что, так он радел только о голодающих детях, то есть о малом бизнесе. Так прогрессивные драматурги в застойные времена, поднимая на щит большевиков ленинской гвардии, намекали на Сталина и боролись за социализм с человеческим лицом. В зале порой слышались аплодисменты, порой переходившие в овацию, порой все вставали и пели «Интернационал». Такая, как бы сказать, была драматургия.

Образ легко продолжить. Путин живет в свободной России - что хочет, то и делает. Медведев, назначенный Путиным, живет в СССР застойных времен, и это уже начинает его тяготить. Но силы пока неравны, и он бунтует со всей осторожностью. Деликатно выражает недовольство, когда уж совсем подопрет. И в тех выражениях, которые понятны нацлидеру, но все же недостаточны для того, чтобы Путин отправил Медведева в отставку и пошел на третий срок. Сюжет прямо противоположный, хоть и записан в Конституции, даже не рассматривается.

Впрочем, это лишь одна из версий. Есть и другие. Может, они в игру такую играют: «я уроню, а ты поднимай». Типа на спор. Игра эта особенно увлекательна в той ситуации, когда преемник в доле, тайные договоренности строго соблюдаются, а замысел в том и состоит, чтобы никто раньше времени ни о чем не догадался. Никто и не догадывается, разве по мелочам. Слова «реальная власть» и «Медведев» плохо рифмуются между собой, и это более или менее твердо знает 91% россиян, опрошенных социологами «Левада-центра».