...Россия? Больше всего она зависит от экспорта энергоресурсов. Сюда же еще можно прибавить некие продукты первичного передела: сталь, чугун, алюминий. То есть возможен вариант запретить нам продавать, а им соответственно покупать.

То, что мы не продадим Европе, мы всегда продадим Азии

Первый момент. Это биржевой товар, который свободно продается на рынке. Запретить его покупать невозможно. В значительной степени эти рынки взаимозаполняемы. Грубо говоря, ту нефть, которую мы не продадим Европе, условно говоря, мы можем продать Азии. Это касается и рынков сырья. Они крайне конкурентны, то есть всегда найдутся покупатели. Но, предположим, это вызовет для российских покупателей небольшой дисконт. Но как только этот дисконт обнаружится, все начнут покупать только русское.

Второе и самое главное - это европейское самобичевание. В принципе, это колоссальный удар по самим себе. Одно дело просто говорить, а другое – бить себя об стену, отрезать голову, откусывать пальцы, выкалывать глаза. В теории это может выглядеть геройством, а на практике обычно так не бывает. Тем более касательно прагматичной Европы, которая на такое пойти не может.

Запад заинтересован в притоке наших капиталов

Еще вариант - не пускать нас на их финансовые рынки. Не пускать российский капитал, не давать покупать предприятия, не давать участвовать в бизнесе, то есть гнобить. Действительно, для некоторой группы лиц это может быть проблемой. На самом деле де-факто это и так происходит. Мы это знаем. Нас пускают только туда, где им будет выгодно самим. В ситуации финансового кризиса для Европы это болезненно, для США – сверхболезненно.

Наши активы уже сейчас существенны - как источники финансирования экономики и финансовой сферы Запада, в частности. В перспективе вообще может быть надежда только на наши источники. Поскольку Запад сейчас является импортером капиталов, а не экспортером, то в ситуации, когда у него есть колоссальный интерес в притоке капиталов, делать такие вещи за рамками определенных узких сфер очень непродуктивно.

Сюда же относятся возможные аресты активов, всякие санкции, как это делалось с филиппинскими, индонезийскими и прочими диктаторами. Производился просто арест счетов. Мы знаем, что там много денег. В момент острой, полувоенной конфронтации американцы могут на это пойти. Но это не такая уж проблема. На самом деле это даже хорошо. Если посмотреть на всю эту ситуацию глобально, препятствия на вывоз капитала создают принудительное инвестирование капиталов внутри страны. Если мы не можем наш бизнес, а иногда и наше правительство, финансовую власть, убедить инвестировать деньги внутри страны, то внешние репрессии, которые помогут это сделать – очень большая подмога для развития страны, реальной модернизации и реструктуризации российской экономики.

Помощь Запада в борьбе с российской коррупцией можно только приветствовать

Последнее о чем говорили – это тряхануть российский бизнес. То есть вскрыть серые схемы вывоза капитала, покопаться в офшорах, предъявить по полной все сомнительные источники средств и так далее. Эта идея сама по себе потрясающая. Она показывает революцию в умах западных товарищей. Вообще есть такая концепция в отношении России, а на Западе склонны совмещать бизнес-элиту и чиновников, что это такая воровская шайка, которая хочет себе все забрать, переделить и скрыться со всем этим у них.

Если бы такая концепция имела отношение к истине, то никаких проблем у нас с Западом не было бы. То, что происходит у нас сейчас, то, за что нас собираются прессовать, является доказательством совершенно иных интересов, задач и мотиваций - если не вообще российской элиты, то, во всяком случае, нынешней российской власти. Помочь нашей власти в борьбе с коррумпированной элитой - как чиновничьей, так и бизнеса - это великая самоотверженная идея. Ее можно только приветствовать.

Я бы обратил внимание на то, что американцы, занимаясь идеологической и политической борьбой по дестабилизации Советского Союза, не увлекались борьбой с пороками советского строя, а также с их носителями. Они всячески старались эти пороки нам прививать, а носителей вербовать. В косвенной или непосредственной форме. И, в общем, это даже принесло им некоторые успехи. Если они сейчас хотят все сделать наоборот, это значит, они пытаются собственными руками, то есть ногами, если применить футбольный термин, забить гол в свои ворота. Нам не нужно лучшей команды. Мы вообще можем отдохнуть.

Россия не может пойти на попятную

А если серьезно, то все реальные санкции, которые могут быть применены к России, сейчас интересны тем, что даже если они способны создать некие проблемы, то удушить нас нельзя. В долгосрочном плане они станут принудительным стимулом для модернизации и укрепления экономической безопасности страны. А в действительности все это приведет к победе в той схватке, которая сейчас фактически происходит.

Ситуация замечательна тем, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии имеет глобальное значение. Мы сейчас не можем пойти на попятную, сказать, что пошутили. То есть в этой ситуации может быть либо победа, либо поражение. Если мы действительно мыслим в этой парадигме, а ситуация показывает, что мы действительно так мыслим, то все, что способствует победе, все, что способствует укреплению, это только на благо.

Знаете, когда вас не кормят сыром или маслом, и вообще мало кормят, вам гораздо легче худеть, вам легче проявить волю к похудению. Узникам концлагерей вообще не требовалось проявлять волю к похудению. Тем не менее они очень эффективно худели.

Если нашу волю к победе цементирует поведение нашего противника, то просто замечательно. Единственное, чего я боюсь, что никаких реальных мер не будет и нам придется проявлять свою волю самостоятельно.