...шутили: «Великая октябрьская социалистическая революция - четыре слова, и все вранье. Никакая это не революция. Не социалистическая. Не великая. И даже не октябрьская - произошла-то она в ноябре». СССР и КПСС давно почили в бозе, а привычка политиков жонглировать словами, придавая им зачастую прямо противоположный смысл, осталась. И не просто осталась. Похоже, мы переживаем период очередного обострения застарелой болезни.

Нелинейная логика

Когда украинский президент предупредил соратников, что «Балога - это я», а через несколько дней назвал работников свого секретариата (с Виктором Ивановичем во главе) сантехниками, многие списали это на рассеяность и забывчивость гаранта. Когда «сантехники» обвинили Юлию Тимошенко в государственной измене, а на следующий день Виктор Ющенко потребовал от премьера срочно прервать отпуск и явиться на заседание Совета национальной безопасности и обороны, стало ясно, что дело не в плохой памяти. Я лично с трудом представляю, чтобы Рихарда Зорге - сразу после разоблачения - пригласили на заседание японского генерального штаба. И возмущались бы тем, что он не пришел. В минувшую среду Ющенко заявил, что в Верховной Раде произошел конституционный переворот. И тут же потребовал от «путчистов»... подписать соглашение о создании новой коалиции. До такого метода борьбы с мятежами еще никто не додумывался. Уж на что мягкий был человек Сальвадор Альенде, а в решающий момент взял в руки автомат. Нет, чтобы предложить Аугусто Пиночету «оформить все официально». Сдается, мы действительно имеем дело с какой-то особой логикой, недоступной простым смертным, не носящим в кармане партбилет «Единого центра».

Обращаясь к народу со ступеней своей администрации, Виктор Ющенко старался выглядеть решительным и непреклонным. Образ волевого национального лидера требовал жесткой лексики и чеканных фраз. О сговоре, предательстве и неотвратимом наказании. Чтобы подчеркнуть тщетность усилий оппонентов, президент пообещал заветировать все принятые новым большинством законы. Как антигосударственные, антиукраинские и антиконституционные. Правда, если уж взять Основной Закон за ориентир, нужно признать, что вывод о неконституционности закона в Украине имеет право делать только Конституционный суд. А не президент или премьер. Да и в отношении двух документов, принятых на этой неделе Верховной Радой, Ющенко уже использовал право вето. И депутаты как раз его преодолели. Более того, у БЮТ с Партией регионов голосов хватит, чтобы преодолеть вероятное вето и на оставшиеся пять законов, меняющих, по мнению Виктора Андреевича, баланс властей в стране.

Не берусь судить, насколько антигосударственным и антиукраинским был весь пакет. Попробуем определиться с конституционностью. Первый вопрос: может ли противоречить Основному Закону норма, дословно повторяющая статью Конституции? Скажем, поправка к Закону «О прокуратуре», принятая депутатами в четверг, не содержит ничего, кроме первого предложения статьи 122 Конституции («Прокуратуру Украины возглавляет Генеральный прокурор Украины, который назначается на должность и освобождается с должности с согласия Верховной Рады Украины Президентом Украины»). Между тем Интернет забит сообщениями о том, что БЮТ и ПР «отняли у президента прокуратуру». Можно ли отнять то, что и так ему не принадлежало?

Дальше - больше. Может ли противоречить Основному Закону ИЗЪЯТИЕ отдельных норм из документа, в конституционности которого сам президент не сомневается? А ведь большинство поправок к Закону «О Кабинете министров», принятых во вторник, сформулировано именно таким образом. Если не возникают новые нормы, то о каком нарушении может идти речь? Для тех, кто сомневается, напомню, что Конституция в Украине - прямого действия, и отсутствие в профильном законе описания каких-либо процедур просто-напросто означает, что действуют предписания Конституции. Соответствует ли Основной Закон самому себе - вопрос тем более риторический. В рамках формальной логики, разумеется.

Обмен любезностями

В этом, в общем-то, и состоит секрет раздражения Банковой. Президента действительно лишают полномочий. Но не тех, которые предусмотрены Конституцией. Изъятых бютовцами и регионалами норм в Основном Законе на самом деле нет. Ни обязанности выполнять решения президента и СНБО, ни необходимости согласовывать с гарантом представления на увольнение министров обороны и иностранных дел, ни участия в работе правительства уполномоченных президента. И уж тем более обязательства предоставлять по первому требованию стенограммы заседаний Кабмина. Все это включили в закон по настоятельной просьбе Банковой в период «медового месяца» второй оранжевой коалиции. Юлия Тимошенко и тогда давала понять, что не очень этому рада. Но согласилась ради компромисса. Теперь как настоящая хозяйка своего слова забирает его обратно. Обидно? Возможно. Двойные стандарты? Очевидно... Но при чем здесь Конституция?

За преодоление президентского вето на Закон «Об организации и порядке деятельности Верховной Рады» голосовали не только бютовцы, самбисты и регионалы. Кнопки нажали даже литвиновцы, во всех других вопросах соблюдавшие дружественный президенту нейтралитет. Собственно, на Банковой еще недавно сами возмущались отсутствием закона о регламенте Верховной Рады. Но, видимо, слишком большим оказалось искушение «подвесить» парламент с помощью вето. Результат - беспрецедентная консолидация депутатского корпуса, недовольного вмешательством СП в его «внутренние дела».

Ирония судьбы - как раз накануне Ющенко возмущался попытками депутатов вмешаться «в сферу деятельности других ветвей власти». С помощью закона о временных следственных комиссиях. Этот закон стал настоящим рекордсменом по количеству президентских вето - и при Кучме, и при Ющенко. Причем аргументация обоих гарантов была на удивление похожей. Видимо, с людьми, переселяющимися на Банковую, происходят поразительные внутренние изменения. Виктор Каспрук даже вспомнил по этому поводу фразу Жванецкого о том, что «зло - это добро, пришедшее к власти».

Нестор Шуфрич не смог отказать себе в удовольствии напомнить коллегам, как нынешний глава государства в бытность депутатом сам уговаривал его проголосовать за этот закон, поскольку «он нужен Украине». Марина Ставнийчук, отдувавшаяся на парламентской трибуне за своего шефа, пыталась убедить депутатов, что президент не против закона, а просто хочет коррекции отдельных его статей. Но разве могла она тягаться с Вячеславом Кириленко, который перед этим откровенно признался: больше всего в этом законе Банковую пугает не нарушение прав граждан, а возможность начала процедуры импичмента!

Призрак импичмента сторонники президента увидели и в изменениях к закону о Конституционном суде. Хотя этой процедуре были посвящены только две поправки. Которые устанавливают СРОКИ рассмотрения вопроса судом. А большинство новаций касалось совсем другой проблемы - заведенной Виктором Ющенко практике многократного обжалования решений Кабмина. Показательно, что публично защищать такое вольное обращение с духом и буквой Конституции не решился ни один из независимых экспертов. Даже те, кто откровенно симпатизирует президенту.

На те же грабли

Вдохновленный голосованиями 2 сентября новоиспеченный вице-спикер Николай Томенко на следующий день заявил с трибуны: БЮТ и ПР защитили национальные интересы, демократию и парламентаризм. И по ходу расстроили коварные планы по превращению Украины - ни больше ни меньше - в «такую себе монархию». Правда, отечественные «тираноборцы» мало похожи на безгрешных сторонников идей Монтескье. И в борьбе за демократию вполне могут наломать немало дров.

Смущают в первую очередь новации, которые касаются процедуры кадровых назначений. В закон о Кабмине, например, предлагают вернуть норму о том, что в случае, если президент отказывается вносить согласованную большинством кадидатуру премьера, коалиция это может сделать сама. Если парламент не утверждает на посту председателя СБУ претендента, предложенного президентом, исполняющего обязанности назначает сама Верховная Рада. А если президент не утверждает кандидата на должность главы местной госадминистрации, предложенного премьером, исполняющего обязанности назначает Кабмин.

По-человечески объяснимо возмущение депутатов попытками президента присвоить себе право - под благовидным предлогом - отклонять несимпатичную ему кандидатуру на должность премьера. Если в Конституции написано «вносит», это никак не означает «может вносить». Но Конституция не предусматривает и механизма утверждения главы правительства в обход президента. Нельзя с нарушениями закона бороться с помощью «симметричного» нарушения.

Понятно желание парламентариев впредь не допускать повторения ситуации с Валентином Наливайченко, который в статусе и.о. председателя СБУ ходит уже почти два года (с декабря 2006-го, когда функции руководителя ведомства возложил на него Игорь Дрижчаный), хотя по закону исполнять обязанности можно не больше двух месяцев. Но если будет утверждена предложенная тимошенковцами процедура, президенту вообще не имеет смысла вносить свою кандидатуру - депутатам всегда будет удобнее завалить претендента «со стороны», чтобы назначить «своего» и.о.

Андрей Портнов, объясняя логику новаций, сослался на практику применения некоторых законов самим президентом. Дескать, чтобы не согласовывать кандидатуры губернаторов с Кабмином, Виктор Ющенко просто сажает в областях исполняющих обязанностей - ссылаясь на то, что у правительства есть право ТОЛЬКО предлагать, но назначает в любом случае президент. Но в Конституции, напоминает Портнов, говорится о том, что председателя СБУ назначает Рада, а президент ВСЕГО ЛИШЬ представляет кандидата. Значит, по аналогии и.о. должны утверждать депутаты. Логика в этом, конечно, есть. Если бы бютовцы привселюдно не называли действия Ющенко «неконституционными». И не предлагали - уже в другом законопроекте, одобренном на минувшей неделе, - передать право назначения и.о. губернаторов Кабмину. Только потому, что Кабмин - их, родной, а президент настроен враждебно?

Вот поэтому и не верится в искренность борьбы нынешних депутатов за демократию. Нельзя быть принципиальным и при этом руководствоваться рузвельтовским принципом «сукин сын, но наш сукин сын». К тому же практика показывает, что такая тактика в конечном итоге неэффективна. Проверено президентом. В свое время он тоже попытался «совсем чуть-чуть» выйти за рамки правового поля, чтобы изменить баланс сил в свою сторону. И перегнул палку. Целей своих в итоге не достиг. А нарушения законов и Конституции теперь бумерангом бьют по его собственным позициям.

Только урок, похоже, впрок не пошел.

Иначе зачем так тянутся к политическому бумерангу Тимошенко с Януковичем?