...Украины провели в переговорах с правительством. Предметом обсуждения рабочей группы металлургов и премьер-министра стала негативная конъюнктура мирового рынка стали, из-за чего металлурги страны оказались в затруднительном положении. Резкое падение спроса на металлопродукцию во многих регионах мира, особенно на фоне Рамадана в арабских странах — основных покупателях украинского металла, вынудили промышленников искать общий язык с властью для оптимизации своих издержек.

Раньше меткомпании с легкостью перекладывали свои затраты на плечи потребителей металла. Теперь же это сделать намного труднее. Даже более, трейдеры стали «сбрасывать» продукцию по ценам ниже закупочных. Поэтому металлургам пришлось просить правительство предоставить им «временную передышку» в виде снижения ставок по ряду взимаемых тарифов.

Сейчас металлурги испытывают серьезное давление на себестоимость своей продукции со стороны постоянно растущих ж/д тарифов, портовых сборов, электроэнергии. Кроме того, все сильнее ощущается дефицит коксующихся углей. На фоне этого выглядит странным предложение правительства направить основные усилия на урегулирование ценообразования на отечественное железорудное сырье.

Напомним, что по наличию руды Украина является профицитной страной. Эта тенденция сохранилась еще с советских времен. Сейчас в нашей стране добывается сырья на 30% больше внутренних потребностей. Так, емкость рынка составляет порядка 50 миллионов тонн, в то время как производится 65 миллионов тонн железорудного сырья. Естественно, при увеличении спроса в Украине увеличивается и предложение. Дополнительный спрос компенсируется также за счет роста производства и уменьшения экспорта.

Тем не менее, премьер предлагает странное решение — ввести временную корректировку цен и объемов отгрузки ГОКами сырья в адрес металлургических комбинатов. Сразу возникает вопрос: почему одни субъекты рынка, в частности ГОКи, должны дотировать других — металлургов?

С 2008 года цена на ЖРС на украинском металлургическом рынке впервые стала привязываться к изменению котировок на мировом рынке. В этом году в мире цены на мелкую руду выросли на 65% и на 87% — на окатыши, поэтому и украинские ГОКи также подняли цены на свою продукцию на такую же величину. А вот свежий пример: в сентябре крупнейшая горнорудная компания в мире — бразильская Vale — повысила стоимость руды для китайских метпредприятий на 20%.

Кроме того, в 2008 году произошел переход к «длинным» контрактам на ЖРС в Украине. Весь остальной металлургический мир работает по такой системе уже несколько десятилетий. В случае отказа ГОКам придется искать более надежных покупателей, а украинским металлургам — новых поставщиков ЖРС. Но, учитывая, что сейчас в мире наблюдается дефицит ЖРС, украинским сталепроизводителям найти дополнительные объемы сырья будет непросто. Для ГОКов это не составит большого труда.

Если украинские металлурги продают сталь по мировой цене, то непонятно, почему они должны покупать руду по какой-то особой цене. Но, как намекнула Юлия Владимировна, без решения этого вопроса рассмотрение остальных может затянуться.