...стало синонимом чего-то нехорошего, мошеннического на грани криминала. Поэтому исчезновение из новой редакции Налогового Кодекса, представленного в Верховную Раду раздела о специальном режиме налогообложения технологических парков, представляется читателям как победа гражданского общества и честных людей над лоббистскими интересами и схемами ухода от налогов, пропихиваемых мошенниками. Но для людей хоть немного знакомых с работой украинских технопарков при чтении таких победных реляций на ум приходит известная фраза советских времен – «Солженицина не читал, но осуждаю». Усилиями СМИ, чиновников и политиков создан демонический образ технопарков как одних из главных расхитителей государственного бюджета. При этом складывается полное впечатление, что все эти пафосные высказывания произносят люди, не имеющие ни малейшего представления о том, что такое технопарк, как он работает. Так и порождаются мифы об украинских технопарках, которые на поверку мало чего имеют общего с реалиями жизни.

Во всем мире понятие «технологический парк» сразу ассоциируется с наукой инновациями и высокотехнологичным производством. Везде технологические парки представляют собой, прежде всего некую крышу под которой сходятся вместе наука и бизнес на почве инноваций и высоких технологий. Сами технопарки ничего не производят и не разрабатывают. Они создают определенные государством условия для работы компаний пытающихся внедрить в производство и вывести на рынок современные научные разработки. Среди этих условий и прямое государственное финансирование проектов, и беспроцентное кредитование, и налоговые преференции, и в разы сниженные тарифы на коммунальные услуги, и многое другое. Однако во всех странах условия работы технопарков объединяет одно – они являются экономически выгодными для компаний, которые работают в технопарке. Иначе теряется сам смысл создания технопарков – максимально быстрая организация производства и вывод на рынок новых высокотехнологичных продуктов. В условиях возрастающей конкурентности мировой экономики фактор времени становится ключевым для обеспечения конкурентоспособности предприятий. А это в свою очередь обеспечивает конкурентоспособность всей экономики страны, которая как раз и является совокупностью этих самых предприятий и организаций. Истина прописная, но в Украине регулярно всеми забываемая.

Все технопарки в мире делятся на две категории – территориальные и виртуальные или функциональные. Основным достоинством территориальных технопарков является высокая концентрация новых современных производств схожей направленности в одном месте. Часто такие технопарки строят рядом с крупными университетами.

Если в государственном бюджете отсутствуют миллиарды долларов на строительство территориальных технопарков, а высокотехнологичные производства в стране создавать хочется, тогда идут по пути организации виртуальных технопарков или технопарков без стен, как это было сделано в Украине. Участвовать в работе такого технопарка может любая компания, расположенная в любом регионе страны. Для этого необходимо подать в соответствующий технопарк специально подготовленный проект, направленный на внедрение в производство высокотехнологичных инноваций. При утверждении проекта такой компании предоставляются все те специальные условия работы, которые определены для технопарков государством, но компания-исполнитель проекта обязана ввести у себя отдельный учет всей деятельности по проекту, которая контролируется и проверяется государством.

Ярким примером успешной деятельности технопарков стали украинские технопарки, созданные в начале 2000-х годов по инициативе В.П.Семиноженко и Б.Е.Патона в период подъема отечественной экономики и начавшегося развития производства. Тогда государство предоставило технопаркам специальные условия, заключавшиеся в одной налоговой льготе (освобождение от уплаты таможенной пошлины) и целевых государственных субсидиях (перечисление начисленных в общем порядке налога на прибыль и НДС на специальные счета с последующим целевым использованием исключительно на научно-техническую и инновационную деятельность). При этом ни копейки бюджетных денег не было выделено ни на организацию самих технопарков, ни на финансирование их проектов. Впрочем, такая ситуация сохранялась и сохраняется на протяжении всего времени деятельности технопарков.

Несмотря на довольно серьезное противодействие со стороны и фискальных органов и многих чиновников к концу 2004 г. технопарки Украины представляли собой уже довольно серьезную силу, способную влиять на структуру экономики страны. Производство инновационной продукции достигло 3 миллиардов гривен в год (и это в ценах 2004 года!) при среднем приросте около 50% в год. Почти 8% всей инновационной продукции страны производилось в рамках проектов технопарков. Причем на 1 гривну государственных субсидий приходилось 18 гривен инновационной продукции.

Всего за 2000-2009 годы технопарками в рамках 112 инновационных проектов произведено инновационной продукции на 14.3 млрд. грн., создано больше 3.5 тыс. новых высококвалифицированных рабочих мест. Поступления в государственный бюджет и внебюджетные фонды от выполнения проектов составили 943 млн.грн., а размер государственных субсидий всего 531 млн.грн. И все это, еще раз хочется подчеркнуть, без копейки затрат бюджетных денег!

Экономическая эффективность работы технопарков казалось бы на лицо. Вроде вот он реальный инструмент, с помощью которого можно инициировать серьезную перестройку экономики страны, ведь речь идет о выпуске действительно высокотехнологичной, наукоемкой и конкурентоспособной продукции (иначе ее бы не удалось продавать на рынке в таких объемах). И тут вступили в действие и набрали силу созданные по недомыслию (хотелось бы верить) или с конкретными намерениями (что более похоже на правду) мифы об украинских технопарках.

Самый распространенный и стойкий миф, это сказание о технопарках как «черных дырах» бюджета. Именно так о технопарках отзывались ведущие политики, такие как С.Терехин, В.Пынзеник и др. А с их подачи и В.Ющенко, Ю.Тимошенко и многие другие. Однако даже быстрый взгляд на экономические результаты деятельности технопарков полностью опровергает этот миф. А если вспомнить, что ни копейки бюджетных денег в технопарки вложено не было, то возникает вообще недоуменный вопрос, о чем идет речь. Более того, ведь срок выполнения любого проекта технопарка ограничен пятью годами. И после этого организованное производство никто закрывать не собирается, а значит, оно будет работать и дальше, принося доходы бюджету. Такие вот интересные «черные дыры» получаются.

Тесно связано с этим мифом и другое утверждение о том, что государственные субсидии технопаркам являются потерями государственного бюджета. Всегда хочется спросить людей твердящих это, считают ли они затраты на обучение, воспитание и создание нормальных условий жизни своим детям потерями семейного бюджета. Ведь ситуация абсолютно идентична – вы сначала вкладываете в своих детей, а потом они приносят пользу и вам и обществу. Как можно быстро и эффективно создать новое высокотехнологичное производство ничего в него не вкладывая? Если сравнивать поступления в бюджет от проекта с поступлениями на момент начала его реализации (т.е. с нулем), то о каких потерях можно говорить? Наблюдаются ведь только поступления и в увеличивающихся размерах.

К этим мифам тесно примыкает и постулат о том, что средства государственных субсидий просто разворовываются исполнителями проекта. Интересно было бы поинтересоваться у распространителей этого утверждения как это можно сделать. Ведь направления расходования средств со специальных счетов, на которые поступают субсидии в виде налогов, четко прописаны в законодательстве. Все платежи проводятся в соответствии с планом расходования средств утвержденным Министерством образования и науки (теперь Госкоминформнауки) и контролируются казначейством, в котором и находятся спецсчета. Да еще и такая замечательная и въедливая организация как КРУ висит над головой, поскольку наделена правом проверки правильности расходования средств. Хотел бы я видеть хоть одного руководителя технопарка, который захочет потратить эти деньги не по назначению при таком контроле. Пока что-то такие не попадались. Кстати претензии по этому поводу выдвигались налоговиками неоднократно. И не было ни одного случая, чтобы они оказались хоть как-то обоснованными, что подтверждено десятками судебных решений вплоть до Верховного Суда Украины.

Вообще механизм государственного контроля за деятельностью технопарков за 10 лет доведен практически до совершенства. Рассказ о том, что через технопарки можно получить государственную поддержку для любого проекта будь то хоть производство водки, хоть импорт и упаковка окорочков может вызвать только нервный смешок, переходящий в гомерический хохот у тех, кто хоть раз пытался это сделать. Многоступенчатая система экспертизы исключает любые возможности для подобного. Проекты сначала отбирает сам технопарк и, учитывая степень любви и внимания к нему со стороны всяких проверяющих органов, откровенно левые проекты никто даже не рассматривает. Но если даже технопарк и дал слабину, то комиссия НАН Украины, анализирующая степень инновационности проекта является весьма привередливой. Достаточно сказать, что она требует, чтобы в основе любого проекта лежала интеллектуальная собственность (патенты, лицензии и пр.) принадлежащая исполнителю проекта. Тут уже с окорочками возникают серьезные проблемы. Но и после прохождения НАН Украины становится не легче. Каждый проект проходит комплексную научно-техническую и экономическую экспертизу в Центре экспертизы при МОН, а после этого еще и рассматривается центральными органами исполнительной власти, включая обязательно Минфин, Минэкономики, ГНАУ и профильные министерства. И только после успешного прохождения всех этапов экспертизы проект утверждается. Поэтому у «окорочковых» проектов возникают такие проблемы, которые еще никому не удалось решить в свою пользу.

Так что окорочков в технопарках не было. А что же было? Было медицинское оборудование нового поколения, уникальные сварочные аппараты и методики сварки живых тканей, особо чистые химические вещества и кристаллы, нетрадиционные источники энергии и света, сделанные по мировым стандартам новые лекарства и медицинские диагностические системы, и многое другое. В общем, многое из того, что до сих пор сохраняет за Украиной репутацию (вернее ее остатки) развитой высокотехнологической страны. Всему этому в государственной поддержке было отказано как предыдущими правительствами, так и нынешним.

Совершенно очевидно, что отсутствие реальной и массовой государственной поддержки науки, инноваций и высоких технологий неизбежно ведет к полной зависимости экономики страны от импорта продукции и технологий. А значит и зависимости страны от иностранных компаний, которыми, как известно, особо не покомандуешь. Скорее наоборот. Поэтому хочется верить, что через время наши властные элиты осознают необходимость создания и государственной поддержки не только технопарков, но и других элементов инновационной инфраструктуры, таких как бизнес-инкубаторы, венчурные фонды, государственные фонды для финансирования фундаментальной и прикладной науки и т.д. Вот только есть опасение как бы поздно не было и не пришлось бы как Китаю или Корее собирать ученых и инноваторов по всему миру и заимствовать идеи из других стран. Ведь украинская наука и так находится в прединфарктном состоянии. Она ведь не может существовать без внедрения в практику своих разработок. А для этого нужны реально действующие механизмы, такие как технопарки.

Полную версию статьи вы можете прочитать здесь.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале