...накалилась до предела. Все чаще звучат обвинения властей в давлении на СМИ. А СМИ все чаще не гнушаются работать по принципу «Чего изволите?». В итоге люди все меньше верят СМИ. Причина недоверия масс-медиа в том, что в журналистику стали приходить откровенные проходимцы, не гнушающиеся оговоров и шантажа, насаждающие дилетантизм и беспринципность.

Все эти проблемы присущи и черкасской журналистике. Особенно поучительна история черкасской газеты «Антена» и ее издателя Валерия Воротника. Газета начала выходить под президентские 1999 года выборы. И стала рупором штаба КПУ, вернее, кандидата в президенты Симоненко. Доступ к деньгам коммунистического лидера был проще, чем к деньгам других кандидатов. Сотрудничество с коммунистами было первым удачным бизнес-проектом «Антенны». Правда, другие черкасские журналисты, получавшие от «Антенны» скудные гонорары, и представить не могли, сколько денег подняла тогда газета на сотрудничестве со штабом КПУ. За идею, конечно. На тот период – коммунистическую.

До этого бизнес-проекты Воротника были, как правило, сколь авантюрными, столь и провальными. Одна из таких авантюр с валютными расчетами попала в поле зрения налоговой милиции. Воротника собирались задержать. Но он, исхитрившись, в буквальном смысле удрал, сверкая пятками, из кабинета налоговика.

Мало кто знает, что учредителями предприятия, которое ассоциируется с Воротником, был еще один человек, который, по словам Турчинова (http://www.kommersant.ua/doc.html?docid=616649), «имеет такое количество уголовных дел, что не каждый рецидивист может с ним посоревноваться».

Несколько последующих после президентских выборов лет «А» была рупором оппозиционного мэра и в народе называлась «олийнецею». Надо сказать, что «народный мэр», как называли тогда Владимира Олейника, умел быть благодарным. Именно он отдал в долгосрочную аренду общественной организации Воротника помещение в центре города по Шевченко, 220. В этом офисе сейчас размещаются несколько коммерческих организаций Воротника. А аренду он платит по ставкам как для общественной организации. Ежегодно не доплачивая в бюджет, т.е. тем же самым медикам, пенсионерам, учителям, о которых так печется на бумаге, более десятка тысяч гривен. Собственно, понятие «социальная ответственность» для Воротника всегда было пустым звуком, когда это касалось его бизнеса. Других же «Антенна» хулила, клеймила, стыдила так, что непосвященным трудно поверить в подобные лицемерие и двуличие. Люди, работающие на Воротника, часто даже не знали, что за них никто не платил налогов, и у них не будет полного страхового стажа при выходе на пенсию. С деньгами на гонорары и зарплаты Воротник расставался всегда очень тяжело и многих из тех, кому должен, простил. Уже в 2001-м с «Антенной» прекратили сотрудничать почти все авторы. Из редакции уволились и другие сотрудники.

Но на горизонте маячили выборы в парламент. И Воротник стал смещать акценты с оппозиционности на либеральность издания: работаем со всеми, у кого есть деньги. А оппозиционности, чтобы запудрить мозги читателям, будет достаточно и к главе облгосадминистрации Владимиру Лукьянцу.

Нетривиальные пути отмывки гаранта и выборы в Мукачево

В 2002-м произошло судьбоносное для Воротника событие – его познакомили с тогда уже ставшим губернатором Вадимом Лешенко и народным депутатом Украины Нестором Шуфричем. Сразу оговоримся, в предвыборной кампании Шуфрича «Антенна» и лично Воротник никакого участия не принимали. Организаторы кампании знали «компетентность» Воротника, поэтому сразу запустили ему дезу, что «Шуфричу победа не нужна, просто надо засветиться, процентов 7-8 наберет и хватит, так что просьба – не критиковать почем зря, денег все равно нет». Воротник подвизался на мелких услугах у новоиспеченного нардепа. Кому-то, уже не припомнить кому, пришла мысль сделать Воротника (редактора оппозиционной газеты!) помощником Шуфрича. Воротник был на седьмом небе от счастья, что снова нашел покровителя.

Сомневаемся, что кто-то сможет назвать хотя бы одного человека, которому помог Воротник, будучи помощником нардепа. Зато черкасский Бендер от журналистики стал вхож к губернатору Вадиму Лешенко. Пустить пыль в глаза новому «отцу области», который некогда явился ей в красной рубашке с ярким галстуком, в носках с люрексом и «цыганской» печаткой на пальце, ничего не стоило. Бедный Вадим Алексеевич не слышал ранее и половины терминов, которыми оперировал теперь уже «лучший политтехнолог всех времен и народов» Воротник. Это было что-то сродни сцене знакомства Голохвастова с родителями Прони Прокоповны! Доморощенный «имиджмейкер» и сам, конечно, не знал значения большинства этих терминов, но таки убедил Лешенко, что сделает из него украинского Путина.

Проект «украинский Путин», как известно, не удался. На креатив у черкасского Голохвастого не хватало ни ума, ни образованности. Все его идеи, как правило, сводились к провокациям – подставить, подпалить, оговорить… В общем, весь креатив свелся к фото-сессии Лешенко в кимоно и разлогой ни о чем заметке в «Антенне». Но это было потом. А пока Воротник представлялся Лешенко светочем политтехнологической мысли. Остапа ж нашего в буквальном смысле понесло, он предложил реализовать такого уровня проект, за который не взялись бы самые крутые пиар-компании, и не столько из профессиональных, сколько из морально-этических соображений. И уже через некоторое время по протекции Лешенко самородку из Черкасщины открыли офис на Институтской. И недавний враг кучмизма стал себя под Кучмой чистить, чтобы плыть в «революцию» дальше. Деньги не пахнут…

После произошедшего дальше ни один уважающий себя журналист руки Воротнику не подавал. В марте 2004 года руководитель радио "Континент" Сергей Шолох обнародовал подробности событий, подтолкнувших его к немедленному отъезду за границу. В статье «Сергей Шолох: Люди Медведчука сначала планировали повесить убийство Гонгадзе на Волкова и Кравченко. Потом – на Марчука» (11 марта 2004 года, www.ПРАВДА.com.ua) сообщалось, «что на это он (Шолох) пошел после разговора в конце февраля с помощником народного депутата Валерием Воротником и своим бывшим адвокатом Марией Самбур. В интервью "Украине молодой" Шолох рассказал, что они готовили продолжение скандала с Гончаровым, которое должно было перевести тень убийства Гонгадзе, висящую над Кучмой, на Волкова и Кравченко! "Потом, ближе к лету, главным "заказчиком" должен был стать Евгений Марчук (занимавший тогда должность секретаря СНБОУ), но деталей Воротник не объяснил.", – добавил Шолох.

Другой участник этих событий, журналист Владимир Бойко, в статье «Как мы с Шолохом чуть не нашли убийц Гонгадзе» для УП 23 марта 2004 года рассказал, что Воротник, будучи в гостях у одного из знакомых журналистов, «похвалялся тем, что партийная касса его новых патронов выделила 200 тысяч долларов на создание Бюро журналистских расследований, поскольку администрации президента нужно искать нетривиальные пути отмывки гаранта от подозрений в причастности к убийству Гонгадзе».

Тот знакомый умудрился записать на диктофон Валерины пассажи, после чего рассказал о подробностях нового проекта СДПУ(о) доброй половине Киева. Это имело тяжелые для концессионеров последствия – шеф в сердцах называл Воротника словами, которые даже Татьяна Коробова с точечками внутри пишет. В результате Валера с Машей вместо денег получили конструкцию из трех пальцев.

Потом были повторные выборы мэра Мукачево, когда Воротник должен был продемонстрировать свои «недюжинные политтехнологические способности». Такого сумасшествия, выдаваемого за политтехнологии, не наблюдалось еще ни на одних выборах. Никакая оппозиция не смогла так дискредитировать СДПУ(о) и подорвать авторитет Медведчука, как безграмотный провинциал, мнящий себя журналистом, общественным деятелем и политтехнологом в одном флаконе.

Политтехнолог на службе у «донецкого барона»

На этом киевский период «творчества» Воротника бесславно завершился. Но в родных пенатах не понятого в столице предприимчивого гения политтехнологической мысли ожидал черкасский губернатор. Приближались президентские выборы 2004 года. Воротник сразу же предложил Лешенко схему, как «выиграть» выборы и освоить выделенные на их проведение деньги. Уже с середины лета с благословения Лешенко был запущен печатный проект – спецвыпуск газеты «Антенна». Спецвыпуск должен был формировать позитивное мнение о кандидате в президенты Викторе Януковиче. На самом деле это был на скорую руку сляпанный сокращенный вариант «Антенны» с той лишь разницей, что основной выпуск распространялся по средам трехтысячным тиражом, а спецвыпуск – по пятницам тиражом в десять и более раз выше. Тем не менее Воротник был одним из основных советников Лешенко по проведению выборов, двери в кабинет, образно говоря, ногами открывал. О чем сам всенепременно похвалялся первому встречному. Жил парень на широкую ногу – рестораны, загранпоездки, всевозможные понты. А в газете, тем временем, не было даже рекламной службы, так как Воротник не хотел оплачивать рекламным агентам даже минимум зарплаты. Корреспонденты – один, два – на гонорарах. Гонорары всегда были намного ниже, чем в тех же «Вечерних Черкассах». А открывали ведь медиа-проекты в одно время.

Деньги на выборы-2004 «лились рекой», вернее, разносились мешками, в буквальном смысле. А результат по окончании первого тура разительно отличался от данных организуемых и проводимых Воротником и Ко, не выходя из помещения редакции, социологических исследований. «Боссу» гений политтехнологий потом скажет: так, мол, приблизительно и прогнозировал, мог бы результат быть и выше, но все завалили эти уроды из штаба; в общем, надо больше денег, и я придумаю, как поправить положение во втором туре.

И придумал. В номере 43 от 3 ноября 2004 года в «Антенне» и потом в спецвыпуске появилась заметка: «Накануне выборов убит студент черкасского университета – приверженец Януковича». В ночь с 29 на 30 октября был убит 18-летний студент первого курса одного из вузов Черкасс. Оказывается, убийство произошло после концерта в поддержку кандидата в президенты Виктора Януковича. А поэтому газета сделала вывод: студент –«приверженец Януковича», и убили его по политическим мотивам, мол, за то, что собрался голосовать за Януковича. Вот такой сходу-слету информационный повод, который должен был побудить черкасщан проникнуться жалостью к кандидату и его приверженцам и воспылать ненавистью к их «убийцам» – «нашеукраинцам». Родители и девушка убитого парня, на глазах которой произошла трагедия, были шокированы заметкой в «Антенне». Пережившие страшное горе, они вынуждены были ходить по редакциям и объяснять, что изложенное в «Антенне» – неправда. В студенческой среде, и так на 80% проющенковской, появился еще один повод агитировать против действующей власти и ее кандидата. Такой «пиар» существенно ударил по рейтингу кандидата Януковича.

Деньги Золотой подковы на пиар губернатора

После «оранжевой» революции черкасский Бендер не иммигрировал, не сгорел от стыда, не застрелился. Он опять взялся за любимое дело: разводить лохов. Каково же было недоумение всех знавших о прошлом Воротника, когда летом 2008 года он практически стал членом команды Черевко. Как можно было простить инцидент с обвинениями в воровстве и нападении! – негодовали сами же «нашеукраинцы». Губернатор тогда ограничился финансовой помощью газете. Но аппетит приходит во время еды. Концессионеры придумали хитромудрый план по защите Черевко от происков Одарича: мол, есть источники информации, и мы будем держать руку на пульсе событий. Только эту руку надо постоянно золотить. Не просто так, а, например, профинансировать программу, лишний раз восхваляющую вас как самого эффективного губернатора, и публикации в газете. В общем, более ста тысяч гривен от Черевко через киевскую фирму поступило на пиар в газете, и ежемесячно более чем по десять тысяч долларов приходило на программу ТРК «Антенна плюс», транслируемую на ТРК «Рось». Именно тогда на «определении» оптимальных сумм проплат за трансляцию и, наверняка, откатов Воротник и Мамалыга сдружились с экс-гендиректором ТРК «Рось» М. Калиниченко. Функционера, сведшего их с губернатором, конечно, кинули.

Сотрудники и газеты, и ТРК продолжали работать за гроши. Воротник приобретал авто, Мамалыга довольствовался, поговаривали, зарплатой в тысячу долларов. Всех остальных простили. По слухам, Черевко хотел расторгнуть отношения с «медиа-друзьями» и даже прекратил на некоторое время финансирование. Но не тут-то было, «фронтовики» припасли пару предложений, от которых губернатор не смог отказаться. «Наша Украина» ежемесячно платила так называемой медиа-группе за информационное обслуживание в преддверии и во время президентской кампании.

Активное соучастие горе-политтехнологов сослужило горькую службу «помаранчевой» команде. Их кандидат на выборах 2010 года с треском проиграл. Бело-голубые, умудренные горьким опытом, Воротника в свою команду не приглашали и победили. После выборов Черевко, как некогда Олейника, потом Лешенко, концессионеры списали в тираж…

Банкрот

После этого начался новый период в жизни медиа-группы, привыкшей разводить чиновников на бабки. Однако с новым губернатором старые приемы не сработали. Проходимцев от журналистов он сразу отличил. И «медиа-друзья» остались практически без средств к существованию. С ТРК «Антенна» ушли почти все сотрудники, тираж газеты, превратившейся в безграмотный боевой листок, скатился до полутора тысяч. И не факт, что таким же тиражом и распространялся, судя по залежам нереализованных пачек в коридоре редакции. Проект оказался вполне предсказуемо на грани финансового краха. Выпуск газеты был приостановлен. А чтобы подписчики не потребовали обратно деньги, газета заявила, что пала жертвой в неравной борьбе с бесчеловечной властью. Очевидно, что выход в свет «Антенны» прекратила не власть, просто сама «Антенна» без поддержки власть имущих существовать не умела. Она «закрылась», потому что никогда не была средством массовой информации, а выполняла лишь функцию сливного бачка, не имея ничего общего с журналистикой… Сегодня они вновь обратились к хорошо проверенным методам: затеяли игру в оппозицию, разводя на бабки очередных неудачников от политики. Вопрос – насколько далеко готовы зайти черкасские бэтмены?